• ул. Неглинная, 12, Москва, 107016
  • 8 800 300-30-00
  • www.cbr.ru
Что вы хотите найти?

О рисках пузырей, санкциях и вероятности нового глобального кризиса

14 октября 2021 года
Интервью

Российский Центробанк следит, вступят ли в силу возможные санкции США, запрещающие американским инвесторам покупать ОФЗ на вторичном рынке, и в случае волатильности котировок готов задействовать меры поддержки, сказала директор департамента финансовой стабильности ЦБР Елизавета Данилова в интервью Рейтер.

ЦБР готовится вводить прямые количественные ограничения на выдачу рискованных кредитов, мониторит инвестиционные портфели россиян и оценивает риски разрастания глобального кризиса из долговых проблем китайского застройщика Evergrande.

Ниже представлены развернутые высказывания Даниловой:

Об ускоренной выдаче банками потребкредитов перед новыми ограничениями:

В последние месяцы мы видим стабильно высокий рост потребкредитования. Банки традиционно считают этот сегмент очень перспективным, и сейчас мы видим их желание нарастить портфели за счет предоставления клиентам максимально возможных сумм на длительные сроки. Доля долгосрочных кредитов сроком более 5 лет увеличилась за год с 11 до 21%. При этом средний размер трехлетнего кредита (около 300.000 рублей) в три раза меньше семилетнего кредита (около 1 миллиона рублей).

В 4 квартале ЦБР может ограничить выдачи на длительные сроки закредитованным заемщикам, при каких условиях это произойдет?

Мы видим, что столь долгосрочные кредиты несут повышенные риски. Статистика показывает, что просрочка по кредитам на срок более 5 лет в два раза выше, чем по кредитам на срок до 5 лет. На длительном горизонте возрастает вероятность, что у заемщика возникнут проблемы с обслуживанием кредита. Поэтому уже в последнем пресс-релизе об антициклической надбавке мы обозначили планы по дестимулированию таких кредитов.

Действующие сейчас требования уже предполагают консервативный подход к таким кредитам: если кредит предоставлен на срок выше 5 лет, то для расчета показателя долговой нагрузки (ПДН) банки должны считать его пятилетним.

Планируем в ближайшее время внести изменения в методику расчета ПДН, с тем, чтобы они считали такие кредиты не пятилетними, а четырехлетними. В результате этого ПДН увеличится. Одновременно с этим изменением мы планируем повысить надбавки по кредитам с ПДН выше 80%. Это будет дестимулировать кредиты, по которым банки искусственно растягивают сроки.

Почему не влияет именно рост ключевой ставки на удорожание кредитов и темпы выдачи потребов?

Сейчас мы располагаем данными по ставкам только за второй квартал, и они показывают, что банки почти не поменяли ставки: среднее значение ПСК возросло с 13,5 до 13,6%. Потому что банки в какой-то мере готовы жертвовать своей маржой, чтобы наращивать портфель. Постепенно им придется перекладывать возросшую стоимость привлеченных средств на стоимость кредитных продуктов. Однако для необеспеченных кредитов эта чувствительность меньше, чем, например, в ипотеке, где намного ниже уровень ставок и маржи. В потребительских кредитах изначально высокий уровень ставок, поэтому у банков есть определенные возможности снизить свою маржу ради роста.

О динамике роста потребкредитов до конца года:

Мы видим, что с учетом сезонности темпы роста сохраняются примерно на одном уровне, это примерно 22% годовых. Достаточно высокий рост и пока, судя по последним данным, в сентябре эта динамика сохраняется.

Но вы рассчитываете все-таки, что до конца года замедлится рост?

Наши меры действуют с определенным лагом: более высокие надбавки действуют по вновь выдаваемым кредитам, а у банков есть свои бизнес-планы, которые они реализуют. Мы рассчитываем, что со временем принимаемый нами комплекс мер подействует и темпы замедлятся.

Какие вы считаете нормальные темпы роста для потребов в настоящих условиях?

Нормальные темпы — те, которые не приводят к накоплению рисков, соответствуют динамике доходов населения. Мы оцениваем долговую нагрузку и смотрим на распределение кредитов по уровню ПДН с тем, чтобы не росли кредиты, предоставляемые именно закредитованным заемщикам. Нормальная ситуация, когда расширяется проникновение кредитования, а если растут долги у одних и тех же людей — это создает системные риски.

Если бы сейчас у ЦБ уже были полномочия вводить количественные ограничения на выдачу рискованных кредитов, что бы сделал регулятор?

Мы использовали бы прямые количественные ограничения (ПКО) для снижения рисков как раз в кредитовании уже закредитованных заемщиков. Нас беспокоит рост доли кредитов с ПДН больше 80%. Доля таких кредитов составляет сейчас 30,3%. Как раз ПКО для того и используются во многих странах, чтобы ограничивать долю рискованного кредитования. В результате мы бы увидели, что банки меньше кредитуют такие рискованные сегменты и, как следствие, это повлияло бы и на общие темпы кредитования.

То есть какую бы долю вы установили, допустим, 20% в месяц или как?

Я не готова дать сейчас точную цифру, мы обязательно обсудим это с рынком заранее. Мы будем калибровать эту долю, чтобы постепенно ограничить риски, но, естественно, мы не заинтересованы в резкой остановке кредитования или в том, чтобы люди, привлекающие кредиты на рефинансирование старых кредитов, столкнулись с большими сложностями, упала финансовая доступность. Эту долю надо правильно калибровать. Когда у банков появится такое ограничение, они будут выбирать наименее рискованных заемщиков среди тех, кто соответствуют рискованному значению ПДН.

Банки у вас за это просят альтернативные способы подтверждения доходов заемщиков, чтобы подтверждать и неофициальные доходы, когда разрешите?

Да, мы работаем по разным направлениям чтобы более точно рассчитывать ПДН. Оцениваем предложения банков, перешедших на ПВР-подход, рассматриваем их модели, для этого в перспективе потребуется валидация. С другой стороны, смотрим на общерыночные инициативы, потому что хотелось бы, чтобы от модельных подходов и имеющихся данных о заемщике выгоду получали многие участники рынка, чтобы это позитивно влияло на конкуренцию.

О сроках введения прямых количественных ограничений на рискованные кредиты:

На прошлой неделе вышло поручение президента России к 1 декабря этот закон принять. Я надеюсь, что все получится и к следующему году он вступит в силу. Мы к этому готовимся, разрабатываем нормативное регулирование и в ближайшее время будем обсуждать с рынком детали.

Конкретные доли уже будете нащупывать с рынком?

Когда закон даст полномочия Банку России, мы примем нормативные акты, в которых будут определены активы, по которым устанавливаются ПКО. Это кредиты наличными, кредитные карты, займы МФО. По каждому продукту будет определен порядок расчета ПКО. Будут определены последствия в случае, если банк не соблюдает ограничения. Эти вопросы мы сейчас обсуждаем внутри ЦБ и в ближайшее время будем обсуждать с рынком.

В соответствии с этим регулированием, совет директоров Банка России будет оценивать ситуацию и при необходимости устанавливать значение ПКО. Например, мы можем ограничить долю в выдачах по кредитам с ПДН больше 80%. Конкретные цифры будет устанавливать совет директоров. Естественно, эти меры будут вступать в силу с определенным лагом, чтобы банки могли подстроиться.

Но пока этого инструмента нет, и мы используем те инструменты, которые есть уже в нашем арсенале, поэтому с 1 февраля следующего года намерены поменять требование в части срока при расчете ПДН и уточнить надбавки для высоких ПДН.

Рынок ипотеки уже не вызывает опасений с точки зрения рисков?

Сейчас мы видим стабилизацию темпов роста ипотечных кредитов, что в основном связано с изменением государственной программы и повышением ключевой ставки. Банки повышают ставки по ипотеке. Заметив, что достаточно возросла доля кредитов с высоким LTV, мы с 1 августа уже повысили надбавку по таким кредитам. Эта совокупность факторов приводит к тому, что темпы стабилизируются, и в таких условиях и рынок, и цены на жилье также должны стабилизироваться. Новых мер здесь не планируется, пока мы смотрим на эффективность уже принятых мер.

Какова дальнейшая судьба надбавки за контрцикличность?

Для российского рынка последнее десятилетие характерна ситуация, когда повышенный кредитный рост наблюдается в отдельных сегментах. Сейчас это необеспеченные потребкредиты. Поэтому в отличие от других стран у нас не возникает пока оснований использовать антициклическую надбавку, которая носит системный характер, воздействуя сразу на все сегменты.

О рисках массового притока физических лиц на фондовый рынок:

Мы ежемесячно оцениваем инвестиционное поведение населения. В первом квартале 2021 года мы видели большой интерес граждан к бумагам нерезидентов, за январь-июль, например, вложения в ценные бумаги резидентов выросли на 414 миллиардов рублей, а в ценные бумаги нерезидентов — на 488 миллиардов рублей. В августе-сентябре ситуация была обратная: рост вложений граждан в российские акции составил 70 миллиардов рублей, в акции нерезидентов — 46 миллиардов рублей. То есть предпочтения меняются от месяца к месяцу.

Интерес граждан к фондовому рынку растет, хотя по-прежнему объем депозитов более чем в 3,5 раза превышает вложения в ценные бумаги, а вложения в ценные бумаги нерезидентов — больше чем в 20 раз.

Конечно, есть плюсы и минусы вложения средств в иностранные активы. Плюсы для граждан связаны с тем, что повышается страновая и отраслевая диверсификация активов. На нашем рынке нет столько высокотехнологичных компаний, поэтому для инвесторов это — способ сделать более стабильным инвестиционный доход.

С другой стороны, рост спроса на иностранные бумаги может вызывать увеличение спроса на иностранную валюту, что может оказывать давление на курс рубля. Важно отслеживать общий уровень валютизации сбережений, включая и валютные депозиты, и вложения в иностранные акции.

Чем ниже валютизация, тем обычно выше устойчивость экономики к колебаниям валютного курса. Этот показатель составляет сейчас 22%, и он примерно стабилен в последние годы. Поэтому дополнительных мер мы не рассматриваем. Тем более, что интерес к иностранным акциям все-таки реализуется в рамках российской инфраструктуры, — СПБ-биржа и Московская биржа, — и сопровождается ростом интереса и к российским акциям. Но при этом осуществлять налоговое стимулирование таких вложений через ИИС мы считаем нецелесообразным.

Вы сказали, что интерес населения к иностранным акциям волатилен от месяца к месяцу, вы не проводили оценку корреляции с курсом рубля, может там есть зависимость?

Главным образом вложения населения увеличиваются, когда иностранные фондовые рынки хорошо растут. Это отчетливо проявилось в прошлом году, когда на фоне мощных стимулов со стороны ФРС и других центральных банков сильно выросли иностранные рынки акций (индекс S&P500 за 2020 год увеличился на 16%, в то время как индекс Московской биржи — на 8%).

Есть еще ряд специальных историй, когда население увеличивало спрос на определенные акции, реагируя на яркие корпоративные события. Например, на фоне запуска космических ракет летом наши граждане активно приобретали акции Virgin Galactic, в эти акции было инвестировано более 20 миллиардов рублей.

Но при падении курса рубля население наращивает вложения в иностранные акции?

Что касается курса рубля, то здесь обычно обратная зависимость. В спокойной ситуации граждане предъявляют спрос на иностранную валюту, они — чистый покупатель. Раньше, до пандемии, валюту покупали в основном для иностранных поездок, сейчас также для покупки иностранных акций. Но когда происходит ослабление рубля, население действует контрциклически, люди хотят зафиксировать свою прибыль и наоборот, продают валюту. Мы постоянно видим такое поведение граждан в периоды повышенной волатильности.

Население выступает стабилизатором валютного рынка?

Частные инвесторы, действительно, ведут себя контрциклично, но я бы не сказала, что население может быть значимым стабилизатором, потому что в целом на граждан приходится 12% от общего оборота валютного рынка. При более активном открытии границ и восстановлении иностранных поездок, спрос населения на иностранную валюту может быть больше, но эта доля вряд ли повысится существенно. Основная часть оборота на валютном рынке приходится на нефинансовые компании — экспортеры, которые продают валютную выручку.

Последняя статистика банков показала, что вклады не растут, несмотря на рост ставок, почему люди не несут деньги в банки?

Есть определенный лаг между повышением ключевой ставки, реакцией банков и населения. После 2,9% годового прироста депозитов в июле, на 1 сентября он составил 3,7%, то есть постепенно ускорение идет, и по мере того, как банки будут повышать ставки по депозитам, ситуация будет нормализовываться.

В целом действуют несколько факторов: с одной стороны, часть населения больше заинтересована в фондовом рынке, с другой стороны, часть граждан наращивает потребление с помощью кредитов. В ситуации, когда банки медленно повышают ставки, население предпочитает брать кредиты, а не сберегать.

Видите ли вы системные риски в том, что снятые в пандемию наличные не так быстро возвращаются в банки, как обстоит ситуация со спросом на наличность сейчас?

Спрос на наличные — важная тема с точки зрения финансовой стабильности. Во время пандемии повышенный спрос граждан на наличность возник во многих странах, не только у нас, но и в Европе и т.д.

Мы видим, что снятая в пандемию наличность (2,6 триллиона рублей за 2020 год) не вернулась в банки. По-прежнему население использует эти средства в наличной форме. Но уже сейчас, несмотря на новые волны пандемии, скачкообразного спроса на наличные не наблюдается. Динамика с начала 2021 года близка к той, что была до начала кризиса (с января по август 2021 года объём наличных в обращении вырос на 0,3 триллиона рублей), то есть происходит естественный рост спроса на наличность. Ситуация вернулась к обычной, и рисков для финансовой стабильности нет.

Вы мониторите риски дальнейшего ухода расчетов в наличные?

Напротив, продолжается тенденция к росту доли безналичных платежей (до 71,4% в розничном обороте в первом полугодии 2021 года после 64,7% в 2019 и 70,3% в 2020 году). Опять же, повышение ключевой ставки увеличивает издержки хранения денег в наличной форме.

Говоря о возможном финансовом кризисе, при котором может реализоваться рисковый сценарий ЦБ РФ, как вы считаете, возможные долговые проблемы Evergrande, обострившиеся в сентябре, могут послужить таким катализатором?

Мы внимательно следим за этими событиями. Вообще после кризиса 2007-2008 года регуляторы проделали большую работу, и система обеспечения финансовой стабильности существенно улучшилась, а финансовая система стала более устойчивой. В результате есть надежда, что такого глобального кризиса, который возник из-за проблем на рынке ипотеки в США, не случится.

Что касается самой компании Evergrande, то прямые риски здесь ограничены, поскольку кредиторами компании являются прежде всего китайские банки, и у них мало внешнего долга, то есть непосредственно пострадавших глобальных инвесторов будет не так много. Но, конечно, это будет нести негативные последствия для китайского рынка.

Ситуация создает много вопросов. Что касается самой Evergrande, то вопрос в том, планирует ли правительство Китая спасать компанию. Пока на этот счет много сомнений. В похожей ситуации находится не только Evergrande, но и ряд других компаний из сектора недвижимости Китая. Традиционно экономика страны опиралась на этот сектор во время роста, и проблема повышенной долговой нагрузки характерна и для других компаний. Поэтому здесь есть риск заражения целого сектора. Уже видно, что замедляется рынок жилья (продажи жилья в Китае в августе упали на 16%) и рост цен на недвижимость существенно замедлился. Стоит вопрос, что будет с рынком жилья, будет ли государство оказывать ему поддержку.

Китай, с одной стороны, характеризуется относительно небольшим внешним долгом, у них огромный буфер в виде золотовалютных резервов. С другой стороны, учитывая значимость страны для глобальной экономики, возможное замедление роста в Китае может оказывать системные эффекты, даже несмотря на то, что в части финансовых взаимосвязей мир стал более устойчивым.

Эта ситуация всем напомнила крах Lehman Brothers, который запустил мировой финансовый кризис. в принципе, по вашим оценкам, компании каких секторов остаются сейчас в наибольшей зоне риска, где дефолт может иметь глобальные последствия?

Пандемия нанесла удар прежде всего по сектору коммерческой недвижимости, поскольку изменились предпочтения населения, снизилась посещаемость торговых центров, многие перешли на удаленную работу. Естественно, сектор авиаперевозок сильно пострадал, сектор услуг. Хотя пока во всем мире этим секторам оказывают помощь и пытаются не допустить дефолтов.

Мы видим, что уже в конце 2020 года улучшилась ситуация для металлургических компаний, в этом году — для нефтегазового сектора. Можно ожидать улучшения долговых метрик и восстановления бизнеса этих компаний.

А российским крупнейшим авиаперевозчикам еще может потребоваться господдержка, или они за счет внутреннего туризма уже улучшили свое положение?

В целом для отрасли ситуация улучшается, но более медленно, чем ожидалось: никто не знал, что пандемия будет длиться столько времени, все ждали более раннего открытия границ. Сейчас основную поддержку отрасли оказывают именно внутренние перевозки.

Оценивал ли ЦБР риски для экономики РФ от сворачивания количественного смягчения ФРС США и повышения ставок?

Пока процесс обсуждения постепенного сворачивания мер ФРС идет достаточно гладко. Если вспомнить лето 2013 года, когда после заявлений главы ФРС началась паника на рынках, и все страны ощутили волну выхода иностранных инвесторов, то сейчас мы видим, что ситуация достаточно стабильна. Притоки на формирующиеся рынки снизились, но по-прежнему остаются в положительной зоне, мы видим, что ожидаемое сворачивание мер постепенно отыгрывается рынком.

Даже пересмотр ожиданий членов комитета ФРС США по ставке, сдвинувший возможное повышение ставки на 2022 год, не вызвал значительных колебаний на рынках. Но в рамках наших Основных направлений денежно-кредитной политики мы рассматриваем сценарий повышения инфляционного давления в мире.

Тем не менее в России сохраняется стабильная макроэкономическая ситуация, и у Банка России есть набор необходимых инструментов для поддержания финансовой стабильности при таком сценарии.

При необходимости ЦБР готов возобновить валютное репо, если долларов кому-то будет не хватать?

При необходимости, конечно, у нас есть и валютное репо и другие инструменты. Но сейчас ситуация очень благоприятная благодаря тому, что цены на сырьевые товары восстановились и экспортеры увеличили депозиты в российских банках. В результате ситуация с валютной ликвидностью в банковском секторе достаточно хорошая. Мы это отмечаем с позиции ситуации на рынке валютных свопов, carry trade. Обратная сторона carry trade — то, что в наших банках достаточно много валютных средств, которые они готовы размещать на рынке с иностранными участниками.

Напомню также, что банки всегда могут воспользоваться свопом с Банком России для получения краткосрочной валютной ликвидности. Тем не менее в этом году этот инструмент востребован не был.

Вы оценивали объем позиций нерезидентов в валютных свопах в $23 миллиарда, то есть у российских банков не возникнет проблем при массовом закрытии позиций нерезидентов?

У банков имеется эта валютная ликвидность, они как раз и размещают ее на свопах. Другой вопрос, что при закрытии позиций нерезиденты будут делать со своей рублевой ликвидностью. Они могут вкладывать эти средства в акции, в ОФЗ, менять структуру вложений. Но также они могут покупать иностранную валюту. В периоды повышенной волатильности мы уже видели, как их позиция резко менялась — с длинной позиции на короткую, в результате чего они увеличивали спрос на иностранную валюту. Например, такая ситуация сложилась в марте-апреле 2020 года. Но в это же время, мы видели и рост предложения со стороны экспортеров. Поэтому по крайней мере в предыдущие годы мы видели, что ситуация достаточно быстро становится стабильной, рынок может сам себя стабилизировать.

Решение ЦБР агрессивно повысить ставку сразу привлекло иностранных инвесторов. в последние месяцы из каких стран нерезиденты в основном наращивают позиции в ОФЗ?

По-прежнему основными инвесторами являются американские и европейские. Доля китайских инвесторов несущественна (около 4%). Мы видим изменение структуры спроса, нерезиденты в большей степени участвуют во вторичном рынке ОФЗ, сократилась доля покупок на первичном рынке, что обусловлено санкциями. В целом с момента введения санкций 14 июня доля нерезидентов на рынке ОФЗ возросла на 2,1 процентного пункта — до 21,0%.

С ростом ставки ФРС продолжится ли увеличение доли нерезидентов в ОФЗ?

С повышением ставки в США всегда наблюдается снижение интереса инвесторов к формирующимся рынкам. Но влияет одновременно много факторов: и геополитическая ситуация, и динамика товарных рынков, и макроэкономическая ситуация в России.

Можно ли сделать вывод о том, что американские санкции лишь осложнили покупку американским инвесторам ОФЗ? Они несут дополнительные издержки, покупая их на вторичном рынке у российских банков, которые на этом зарабатывают

Произошел переток покупок на вторичный рынок. Доля первичного рынка в приросте вложений с момента санкций (464 миллиарда рублей) составила 36%.

О возможных санкциях США на вторичный рынок ОФЗ:

Будем следить за этими поправками, вступят ли они в силу. В любом случае, внесенная поправка предполагает распространение санкций на новые выпуски, то есть инвесторам не нужно будет избавляться от того, что они купили до введения санкций.

Главный фактор устойчивости нашего рынка — сбалансированность бюджета, Минфин уже вышел на профицит бюджета. Важно и то, что у нас есть внутренний спрос, у наших банков сейчас доля вложений в ОФЗ невысокая относительно других стран, это 7,8% от их активов. Поэтому потенциал есть и у банков, и у некредитных финансовых организаций, которые становятся все более значимыми игроками в условиях роста интереса населения к фондовому рынку.

Но краткосрочные колебания на рынке не исключены, и при необходимости мы готовы задействовать меры поддержки. Например, можем задействовать меру, которая применялась в 2014-2015 годах и 2020 году — мораторий на переоценку стоимости ценных бумаг. Эта мера хорошо себя показала. Уже в апреле 2020 года, до того как восстановился рынок нефти и другие рынки, наблюдалась стабилизация рынка ОФЗ.

Если будут новые санкции на вторичный рынок ОФЗ, ЦБР тоже не стоит ждать на рынке, раз мораторий хорошо работает?

2020 год показал, что рынок смог сам стабилизироваться, но инструментарий есть, и это важно.

О дальнейших шагах по девалютизации банковских балансов, поскольку компании накапливают валюту в связи с ростом цен на нефть:

Рост валютных средств на счетах корпоративных клиентов на $11,4 миллиарда с начала года связан в основном с внешнеэкономической конъюнктурой, с тем что у экспортеров увеличилась валютная выручка, но не с тем, что они отказываются от продажи валюты на рынке. Их доля продаваемой валютной выручки стабильна. Доля валютных средств в депозитах корпоративных клиентов остается на уровне примерно 35%, реализовывать какие-то дополнительные меры мы не планируем.

Следит ли ваш департамент за вложением россиян в криптовалюту, есть ли здесь системные риски?

Это потенциально очень значимая проблема. Прозрачность этого рынка очень низкая и у нас, и в других странах. Нужно работать и над данными, и над повышением уровня осведомленности граждан о рисках таких вложений — ничем не обеспеченных. Мы проводим опрос участников рынка чтобы получить примерные оценки вложений в криптовалюты.

С точки зрения инструментария, как ЦБ может противодействовать нарастанию рисков здесь? Регулятор же может ввести прямой запрет на покупку крипты населением, как сделал со структурными облигациями?

Сложность заключается в том, что этот рынок является трансграничным. Население может вкладываться в него через иностранных посредников. На некоторых крупных иностранных биржах торгуются деривативы на криптовалюту, которые несут огромные риски.

Может быть и не нужно здесь ограничений, есть теория, что постепенно цифровые валюты центробанков вытеснят криптовалюты?

Людей привлекает в этой истории как раз чрезмерная волатильность биткоина и других инструментов, к сожалению, многие ищут легкого заработка, не понимая огромные риски.

О последствиях для экономики, если расследование США завершится и экономику РФ лишат рыночного статуса:

Мы отслеживаем эту ситуацию. В целом, учитывая, что объем товарооборота с США в нашем внешнеторговом обороте составляет чуть менее 5%, прямое влияние будет ограниченным.

Елена Фабричная, Екатерина Голубкова

Рейтер, 14.10.2021