Заявление Председателя Банка России Эльвиры Набиуллиной по итогам заседания Совета директоров 11 декабря 2015 года

 

Сегодня Банк России принял решение сохранить ключевую ставку на уровне 11% годовых.

В своем выступлении я хотела бы представить наше видение текущей ситуации в российской и мировой экономике, а также перспектив развития на три года вперед. Обсудить те факторы, основываясь на которых мы приняли это решение, и риски, которые мы учитывали.

Первое - это ситуация в глобальной экономике, и, прежде всего, на сырьевых рынках. В последние месяцы траектория нефтяных цен находилась между базовым и рисковым сценариями, и можно говорить о том, что вероятность сохранения цен на уровне ниже 50 долларов  за баррель возросла. Второе - динамика российской экономики в III квартале оказалась несколько более благоприятной, чем мы ожидали. Третье, что касается роста потребительских цен, то здесь динамика оказалась несколько хуже наших ожиданий. Фактическая инфляция складывается на уровне верхней границы нашего прогноза. По мере замедления инфляции в соответствии с нашим прогнозом и при условии ослабления инфляционных рисков Банк России возобновит снижение ключевой ставки на одном из ближайших заседаний Совета директоров.

Остановлюсь на основных факторах подробнее. Начну с ситуации в мировой экономике и на глобальных финансовых рынках и их влияния на российскую экономику.

Внешние экономические условия и платежный баланс

Внешние условия остаются непростыми. Неблагоприятные тенденции, которые проявились летом этого года, сохраняются.

Прежде всего, это высокая волатильность на мировых рынках, которая обусловлена частым изменением настроений и ожиданий глобальных инвесторов. Такая ситуация связана с наличием нескольких источников неопределенности.

Во-первых, это скорость нормализации денежно-кредитной политики ФРС США. Пересмотр участниками рынка ожиданий по траектории повышения ставки ФРС приводит к переоценке привлекательности активов. В результате мы наблюдаем колебания на мировом валютном рынке, неустойчивость масштабов и направлений потоков капитала, колебания на фондовых и товарных рынках.

Во-вторых, инвесторов продолжают беспокоить перспективы роста развивающихся стран, прежде всего, Китая. Замедление роста Китая может сильно повлиять на мировую экономику, в том числе на сырьевые цены.

Темпы роста мировой экономики в целом в ближайшие годы останутся невысокими.

В своем базовом прогнозе мы исходим из того, что цена на нефть вернется в 2016 году на среднегодовой уровень 50 долларов США. Тем не менее,  выросла вероятность того, что этого не произойдет и цены останутся на уровне ниже 50 долларов США за баррель на более длительный срок.

При всей неблагоприятности внешних условий, нельзя не отметить того, что российская экономика демонстрирует способность достаточно быстро адаптироваться к их изменению. Подстройка платежного баланса в целом произошла еще в начале года. А в III квартале наметилась экономическая стабилизация. Способность экономики к адаптации повлияла на настроения глобальных инвесторов, которые стали более позитивно смотреть на перспективы экономики России. Несмотря на сохранение повышенной волатильности на мировых финансовых и товарных рынках, в последние месяцы премия за риск на Россию заметно снизилась, приблизившись к уровням других стран со схожей структурой экспорта.

В III квартале текущего года впервые со II квартала 2010 года наблюдался чистый приток частного капитала в Россию. На фоне снижения премии за риск отдельным российским компаниям удалось успешно разместить свои облигации на международных рынках. С учетом этого мы снизили оценку чистого оттока частного капитала по итогам года с 70 (в ноябрьском прогнозе в Основных направлениях денежно-кредитной политики) до 58 млрд. долларов США.

По сравнению с концом прошлого и началом этого года существенно снизились курсовые риски, связанные с погашением внешнего долга. Наши опросы компаний показывают, что профиль выплат за вычетом внутригрупповых займов стал достаточно равномерным. При этом банки и компании накопили значительный запас иностранных активов в ликвидной форме.

Поступления по текущему счету остаются устойчивыми, в этом году его сальдо, по нашим оценкам, составит около 63 млрд. долларов США. Это чуть выше, чем в прошлом году. Кроме того, мы продолжим проведение операций валютного рефинансирования и будем гибко реагировать на изменение потребности банков в валютной ликвидности. С учетом всего этого, осуществление выплат по внешнему долгу не будет оказывать дополнительного давления на валютный рынок, в том числе в конце этого года.

Несмотря на возросшие геополитические риски и риски сохранения низких цен на нефть, в целом ситуация с платежным балансом представляется нам достаточно устойчивой.

Экономическая активность и рынок труда

Теперь о втором факторе - основных тенденциях в динамике экономической активности.

На наш взгляд, можно говорить о завершении наиболее острой фазы экономического спада. В III квартале снижение ВВП в годовом выражении было не таким сильным, как во II квартале. В целом за 2015 год, по нашим оценкам, ВВП сократится на 3,7-3,9%. Это несколько лучше нашего предыдущего прогноза в 3,9-4,4%.

Однако говорить о формировании устойчивой положительной тенденции рано. Динамика основных экономических показателей дает смешанную картину. Есть точечные признаки улучшения, но основа для восстановления экономики и, тем более, сравнительно высоких и устойчивых темпов роста в среднесрочной перспективе пока не сформировалась.

Среди позитивных тенденций отмечу следующие.

Первое – динамика ряда производств, ориентированных на экспорт. Среди них выделяются добыча сырья и производство промежуточных материалов (продукции деревообрабатывающей, химической промышленности). Рост выпуска в экспортно ориентированных отраслях, в свою очередь, способствовал увеличению грузооборота транспорта, прежде всего, трубопроводного и железнодорожного.

Второе – это импортозамещение. Предпосылки для него сформированы, в первую очередь, торговыми ограничениями и произошедшим ослаблением рубля. Импортозамещение стало ключевым фактором поддержки выпуска в сельском хозяйстве и ряде обрабатывающих отраслей. В первую очередь, в производстве потребительских товаров: продуктов питания, бытовой химии, косметики, лекарств, а также в ряде смежных отраслей.

Процессы замещения импорта внесли существенный вклад в улучшение динамики производства инвестиционных товаров. Увеличение выпуска наблюдалось в некоторых подотраслях машиностроения и электрооборудования. Этому способствовала, в том числе, необходимость снижения зависимости от импорта технологий в сырьевых секторах, а также в оборонном комплексе.

В то же время, ещё раз отмечу, что позитивные сдвиги, связанные с замещением импорта или ростом экспорта, происходят только на отдельных сегментах рынков, по отдельным товарным группам и видам продукции и пока не вносят существенного вклада в динамику выпуска в целом.

Динамика производства инвестиционных товаров и инвестиций в основной капитал позволяет надеяться, что инвестиционный спад замедлился. Однако высокая неопределенность экономических перспектив и слабый потребительский спрос продолжат ограничивать потенциал роста инвестиционной активности в ближайшее время.

Потребление домохозяйств продолжает снижаться ускоренными темпами на фоне падения реальных доходов населения. Уровень безработицы при этом практически не меняется, и динамика заработных плат по-прежнему выступает основным каналом подстройки рынка труда к изменившимся условиям. Однако в ближайшее время в отраслях с устойчивым и значительным сокращением выпуска может ускориться оптимизация издержек на рабочую силу. Это может привести к некоторому росту уровня безработицы. Вместе с тем безработицу будут по-прежнему ограничивать нежелание компаний терять квалифицированные кадры и демографические тенденции.

Кроме динамики доходов, на потребление влияют также изменения в поведении населения. Под влиянием высокой неопределенности люди склонны больше сберегать и меньше брать кредиты.

Денежно-кредитные условия

Прежде чем перейти к инфляции остановлюсь на денежно- кредитных условиях. В последние месяцы они постепенно смягчались, но оставались умеренно жесткими. Большая часть реализованного ранее снижения ключевой ставки Банка России уже «отыграна» в динамике банковских ставок, поэтому ставки по кредитам и депозитам во II полугодии снижались медленнее, чем в I полугодии.

Продолжилось некоторое оживление корпоративного кредитования. Темпы прироста кредитования нефинансовых организаций на начало декабря составили 9,5% к началу года, или 3,3% с исключением валютной переоценки. Поддержку кредитной активности оказывает некоторое восстановление спроса на кредиты в условиях снижения ставок, а также постепенное замедление темпов ухудшения качества кредитного портфеля. Положительный вклад вносит и реализация государственной программы докапитализации банков.

Есть позитивные изменения и в структуре кредитования. Так, возобновился рост кредитования ряда отраслей, в том числе экспортно ориентированных и импортозамещающих (например, химической, пищевой промышленности).

В то же время, требования банков к заемщикам и обеспечению по кредитам остаются достаточно жесткими. Потенциал роста кредитной активности ограничивается высоким уровнем долговой нагрузки в экономике. Мы прогнозируем сохранениеумеренных темпов роста кредитных и денежных агрегатов, что не создаст существенных проинфляционных рисков со стороны денежного предложения.

Несколько слов о ситуации с рублевой ликвидностью. На протяжении этого года снижалась потребность банков в ликвидности, предоставляемой через наши операции. Это было связано с тем, что ликвидность в банковский сектор поступала за счет финансирования расходов бюджета из Резервного фонда. При этом ставки денежного рынка колебались вблизи ключевой ставки. В декабре этого года ожидается сезонный рост потребности банков в операциях рефинансирования. Это связано в основном с традиционной для этого периода динамикой наличных денег и бюджетных потоков. Учитывая значительный объем свободного рыночного обеспечения у банков, мы планируем удовлетворить их потребности преимущественно за счет аукционных операций репо. В начале следующего года на фоне сезонного сокращения потребности в ликвидности объем предоставления средств на аукционах Банка России снизится.

Инфляция и инфляционные ожидания

Теперь подробнее о самом важном для нас факторе - об основных тенденциях в динамике инфляции.

Темпы роста цен в месячном выражении с исключением сезонности в ноябре снизились. Возобновилось постепенное замедление годовой инфляции. Однако оно происходит медленнее, чем мы ожидали. Прежде всего - под влиянием динамики курса и инфляционных ожиданий. Месячные темпы роста цен с исключением сезонности по-прежнему находятся на уровне, превышающем сопоставимые периоды 2012-2013 годов. По итогам года инфляция окажется на уровне близком к 13%, то есть у верхней границы нашего прогноза.

Тем не менее, вклад валютного курса в инфляцию снижается. Цены на разные группы товарови услуг реагируют на курсовую динамику с разной силой и скоростью. В частности, более продолжительным является воздействие курса на цены непродовольственных товаров. Снижению эффекта переноса в определенной мере способствовал рост доли отечественной продукции в потреблении.

Мы ожидаем резкое замедление годовой инфляции до 7,5-8% в I квартале следующего года. Одной из причин станет эффект базы.

По нашим оценкам, процесс адаптации к введенным внешнеторговым ограничениям в отношении Турции окажет незначительное влияние на инфляцию в целом – в пределах 0,2-0,4 процентного пункта в ближайшие месяцы.

Умеренно жесткиеденежно-кредитные условия и слабая динамика потребительского спроса будут теми ключевыми факторами, которые приведут к замедлению годовых темпов роста цен до 5,5-6,5% в конце 2016 года.

Чтобы замедление инфляции было устойчивым, необходимо снижение инфляционных ожиданий населения и производителей. Представления о будущей инфляции наряду с уровнем ставок оказывают большое влияние на принятие решений в экономике. Это решения населения о том, как распорядиться своими доходами – больше тратить или откладывать. Решения бизнеса относительно инвестиций, изменения заработной платы и так далее.

Сейчас инфляционные ожидания населения и производителей продолжают оставаться на повышенном уровне. В ноябре несколько подросли инфляционные ожидания населения. Люди чутко реагируют на ускорение роста цен отдельных товаров, особенно товаров повседневного спроса, даже если оно вызвано краткосрочными факторами. И это понятно.

 Однако после снижения фактических показателей инфляции, выхода их на принципиально более низкий уровень должен произойти перелом в динамике ожиданий. Один из рисков для нашего прогноза инфляции – то, что такой перелом может произойти не сразу или быть не таким заметным, и инфляционные ожидания останутся на высоком уровне на более долгий срок.

Учитывая увеличение инфляционных рисков при сохранении рисков охлаждения экономики, мы сегодня приняли решение о сохранении ключевой ставки на неизменном уровне. Ещё раз подчеркну, что по мере замедления инфляции в соответствии с прогнозом и при условии ослабления инфляционных рисков Банк России возобновит снижение ключевой ставки на одном из ближайших заседаний Совета директоров.

Напомню, что наш прогноз по инфляции на первый квартал 2016  года составляет 7,5 – 8%, а на январь – ниже 10%.

Среднесрочная перспектива: основные положения

В заключение несколько слов о нашем прогнозе на среднесрочную перспективу, который будет сегодня опубликован в Докладе о денежно-кредитной политике.

Мы рассматриваем три сценария развития ситуации. Предпосылки по внешним условиям и прогноз основных макро показателей в них существенно не изменились по сравнению с приведенными в Основных направлениях.

В нашем базовом сценарии мы ожидаем, что цена на нефть в предстоящие три года будет находиться вблизи 50 долларов США. Мы продолжаем рассматривать оптимистичный сценарий с более быстрым восстановлением цен на нефть. Такое восстановление соответствует прогнозам многих международных организаций, аналитиков и участников нефтяного рынка.

Кроме того, мы рассматриваем рисковый сценарий с ценой на нефть ниже 40 долларов США. Последняя динамика нефтяных цен говорит о том, что актуальность этого сценария возросла.

В базовом сценарии мы ожидаем, что в 2016 году продолжится адаптация экономики к новым условиям, изменение ее структуры, переток ресурсов в более производительные сектора. По нашим оценкам, ВВП по итогам года сократится, но уже не так значительно, как в этом году, – на 0,5-1%. Во второй половине 2016 года мы ожидаем разворота тенденции в динамике запасов. По нашим прогнозам, постепенно будет завершаться инвестиционный спад.

В 2017 году прогнозируется восстановление инвестиционной и производственной активности, прежде всего, в секторах, которые обладают потенциалом замещения импорта или конкурентоспособностью на внешних рынках. Темпы прироста ВВП в 2017 году, по нашим оценкам, выйдут в положительную область. Несколько позже, как мы ожидаем, начнет расти потребление – по мере улучшения динамики доходов в условиях оживления экономической активности.

Что касается состояния платежного баланса, то сальдо текущего счета в 2016-2017 годах останется достаточно устойчивым – порядка 50-60 млрд. долларов США. Чистый экспорт будет вносить положительный вклад в динамику ВВП. Объемы выплат по внешнему долгу будут постепенно снижаться. При этом погашения по внешним обязательствам будут сокращаться быстрее, чем будет расти спрос на иностранные активы. Это станет причиной уменьшения оттока капитала до порядка 50-60 млрд. долларов США в 2016-2017 годах.

С учетом уровня поступлений от экспорта и накопленного уровня иностранных активов мы ожидаем, что увеличения предоставления валютного рефинансирования со стороны Банка России не потребуется.

Иначе будет выглядеть ситуация в случае реализации рискового сценария. Падение ВВП в 2016 году может составить около 2-3%. Повышенное инфляционное давление, прежде всего, со стороны курсовой динамики, потребует более жесткой денежно-кредитной политики, то есть более высокой траектории ключевой ставки, чем в базовом сценарии. Дальнейшее ухудшение внешних условий, если оно окажется длительным, потребует дополнительной адаптации платежного баланса и экономики в целом. При необходимости, мы будем готовы задействовать все имеющиеся у нас инструменты, включая операции на валютном рынке, чтобы гарантировать поддержание финансовой стабильности.

Мы считаем возможным обеспечить не только стабильное функционирование финансовых рынков и банковского сектора, но и снижение инфляции до целевого значения 4% в 2017 году с её стабилизацией вблизи этого уровня в дальнейшем.

Закрепление положительных тенденций в структуре экономической активности, их распространение на широкий круг товаров и услуг, являются залогом восстановления экономики и возвращения ее к устойчивому экономическому росту, независимо от изменения  конъюнктуры мировых рынков. Важнейшим условием для развития этих тенденций является создание предсказуемой экономической среды для населения и бизнеса, неотъемлемой частью которой является стабильность цен.

Сессия вопросов и ответов для СМИ

Вопрос (агентство «РИА Новости»)

Почти год назад, в ночь с 16 на 17 декабря, ЦБ внезапно поднял ключевую ставку до 17 процентов годовых.

Как бы вы могли оценить нынешний декабрь: насколько условия и ситуация тогда отличаются от сегодняшней ситуации и не видите ли вы похожих рисков до конца текущего года?

Э.С. НАБИУЛЛИНА

Спасибо за вопрос.

Ситуация в этом году принципиально отличается от ситуации в прошлом году, принципиально.

Я напомню, что в прошлом году было сочетание сразу нескольких мощнейших (мы их называем шоков) внешних шоков.

Первое. Достаточно быстрое и глубокое падение цен на нефть, которое привело к сокращению поступлений валютной выручки в страну.

Второе. Финансовые санкции, к которым сейчас экономика уже приспособилась.

И третье. На декабрь приходился пик выплат по внешним долгам.

И ни одного из этих трех факторов в том объеме, в тех масштабах в этом году конечно нет. Несмотря на то что динамика цен сейчас неустойчивая, цены на нефть, скорее, волатильные, но такого масштаба падение, конечно, – это просто нереалистично.

Выплаты по внешним долгам в этом году будут в разы меньше.

Мы к финансовым санкциям приспособились. И платежный баланс адаптировался уже к нынешним условиям.

И, наверное, немаловажно – мы перешли к плавающему курсу, который позволяет достаточно гибко и позволял в течение года отражать те изменения внешней среды, которые происходили. Поэтому конечно принципиально отличается ситуация, повторения прошлого года быть не может.

Вопрос (газета «Ведомости»)

Если можно, сразу два вопроса задам: один очень короткий, второй подлиннее.

Эльвира Сахипзадовна, как вы ожидаете, на 2016 год будет ли кредитование физических лиц поддерживать потребление или, как и в течение этого года, будет чистым вычетом из потребления за счет того, что люди гасят долги больше, чем берут новых кредитов?

И второй вопрос про ближайшие заседания, на которых Центробанк обещает снизить ставку: ближайшие заседания – это сколько? Сколько их: два или три?

Э.С. НАБИУЛЛИНА

Хорошо.

Ближайшие заседания. Когда мы говорим «в течение ближайших заседаний», мы имеем в виду три ближайших заседания.

Что касается кредитования физических лиц. В этом году будет спад по кредитованию физических лиц. В следующем году мы ожидаем слабо положительные темпы роста кредитования – около нуля, может быть, чуть-чуть больше. Это связано и с динамикой реальных доходов населения. Считаем, что в целом потребление и потребительское кредитование начнут вносить положительный вклад в ВВП начиная с 2017 года.

Вопрос (агентство «ИТАР-ТАСС»)

Эльвира Сахипзадовна, нефть продолжает показывать негативную динамику после заседания ОПЕК в прошлую пятницу. Какие у вас ожидания от дальнейших решений ОПЕК и продолжит ли это оказывать понижающее влияние на стоимость нефти и, соответственно, на курс рубля?

Э.С. НАБИУЛЛИНА

Действительно решение ОПЕК оказывает влияние на цены на нефть. Но я хотела бы сказать, что нефтяной рынок, скорее, характеризуется именно волатильностью. И разброс прогнозов очень большой: от того, что цены продолжат падать, цены стабилизируются приблизительно на этом уровне до того, что будут цены расти.

Кстати, тех экспертов, которые считают, что цены будут расти, больше, чем тех, которые считают, что цены будут падать. Мы в своем базовом прогнозе, я еще раз повторю, исходим из того, что цены вырастут от текущих уровней. И в следующем году составят в среднегодовом выражении где-то около 50 долларов за баррель, но при этом риск того, что цены окажутся чуть ниже, действительно сохраняется.

Что касается дальнейших действий ОПЕК, ну, это будет ОПЕК решать, но, на мой взгляд, принципиально важно, что действительно происходит изменение ценообразования на рынке. И мотивация поведения участников нефтяного рынка изменилась, то есть они пытаются не столько удержать цены на приемлемом уровне, сколько удержать долю на рынке. И это меняет ситуацию на нефтяном рынке. Это один из структурных факторов на нефтяном рынке, который мы учитываем в своих прогнозах.

Вопрос (газета «Коммерсант»)

ЦБ ранее не публиковал подробных расчетов по рисковому сценарию. И неизвестно, опубликуете ли вы, но, наверное, это мы увидим.

Я бы хотел задать вопрос о предположениях о бюджетной стратегии Правительства в этом рисковом сценарии. Ожидаете ли вы, что Правительство сохранит уровень размещения госдолга где-то на уровне 2015 года в 2016 году или Правительство перейдет к массированным займам? И в случае этого как вы оцениваете предположение о том, что правительство будет размещением ОФЗ докапитализировать Внешэкономбанк, повлияет ли это на ваши расчеты?

Э.С. НАБИУЛЛИНА

Мы чуть более подробно в докладе о денежно-кредитной политике опишем рисковый сценарий в связи с тем, что вероятность его чуть повысилась, поэтому вы это сможете посмотреть сегодня в докладе. Бюджетная стратегия – мы все-таки исходим из того, что уровень дефицита при сценарии рисковом, когда цена на нефть будет сохраняться на уровне ниже 40 долларов за баррель, уровень бюджетного дефицита правительство удержит на приемлемом уровне 3 процентов, то есть не будет дополнительного роста государственного долга. Потому что, если это будет происходить, это может оказать существенное влияние на инфляцию.

И в качестве одного из инфляционных рисков мы рассматриваем возможное смягчение бюджетной политики. Нам бы очень хотелось этого избежать.

Что касается докапитализации ОФЗ, то, мне кажется, лучше этот вопрос задавать Правительству, насколько я знаю, консультации идут еще.

Вопрос (телеканал «Россия 24»)

Одним из факторов неопределенности этого заседания Российского ЦБ называлось то, что происходит оно в преддверии заседания ФРС 15-16 декабря. Может быть, как-то сдвинуть сроки после заседания ФРС? И есть ли план действий у нашего Центробанка, если ФРС поднимет все-таки свою ставку, что будем делать?

Э.С. НАБИУЛЛИНА

У нас график наших заседаний Совета директоров объявляется на год вперед и за несколько месяцев до начала года. И мы этого графика будем придерживаться и в следующем году. Мне кажется, что это дает больше предсказуемости, определенности участникам рынка, когда ждать изменения ставок. Поэтому под влиянием разных обстоятельств мы не готовы менять этот график.

А что касается решения ФРС – это один из факторов, который мы учитывали в своем прогнозе, потому что много факторов влияют на принятие нами решения. И мне кажется, здесь вопрос сейчас не столько в том, повысит или не повысит на ближайшем заседании ФРС ставку, потому что участники рынка с большой вероятностью оценивают, что это произойдет. Опрос участников рынка показывает, что это может произойти.

И, на наш взгляд, возможность повышения ставки ФРС на ближайшем заседании нашла отражение в стоимости разного рода активов.

Где остается неопределенность для инвесторов, это в вопросе самого цикла повышения ставок ФРС. Каков будет график нормализации денежно-кредитной политики США: будет происходить это быстро, резко или медленно, постепенно.

И вот, если здесь произойдет переосмысление инвесторами динамики повышения или цикла повышения ставок ФРС, может быть дополнительная волатильность.

Но я не думаю, что ФРС будет повышать ставки быстро и резко, потому что в общем-то у них показатели инфляции достаточно низкие – ниже их таргетируемого уровня.

И, мне кажется, некоторая обеспокоенность есть, ожидания есть, но тем не менее решение 16 декабря даст больше определенности инвесторам.

Определенная волатильность на рынках будет, это ожидаемо, но я не думаю, что она будет существенной.

Вопрос (агентство «Интерфакс»)

У меня два вопроса. Вот уже дважды глава Сбербанка Герман Греф публично заявлял о том, что в России наступил сильнейший за последние 20 лет банковский кризис. Вы согласны с его оценкой? И если нет, то можете прокомментировать, в принципе, свое отношение к тому, что глава крупнейшего российского банка своим заявлением может подорвать доверие вкладчиков?

И второй вопрос. Руководство ЦБ заявляло на этой неделе, что будет снижать долю валюты в пассивах банков, но не конкретизировало, какими мерами это делать, для того чтобы снизить валютные процентные риски банковские.

Можете как-то прокомментировать, что ЦБ будет делать: ФОРы для валютных вкладов повышать либо что-то другое?

Э.С. НАБИУЛЛИНА

Ну, во-первых, понятие кризиса очень объемное, каждый в него вкладывает свое понимание. Несмотря на разное понимание, на мой взгляд, никакого кризиса в банковской системе нет. Банковская система, как и вся экономика, переживает непростые времена. Это действительно так. Но, на мой взгляд, банковская система показала способность достаточно быстро адаптироваться к изменившимся условиям. Потому что для банковской системы в начале года существенно изменились условия: и выросли процентные ставки, и обесценение валюты. И поэтому банковский сектор проходил через период убытков и продолжает проходить через период роста проблемных активов. Но в целом те меры, которые были приняты, наши регулятивные послабления, правительственная программа по докапитализации банков, то, что банки к этому времени пришли в более или менее устойчивом состоянии в целом как банковская система, – это позволило им достаточно быстро адаптироваться к новым условиям. Вы знаете последние данные по прибыли. Они уже положительные: за 11 месяцев 265 млрд рублей. Это гораздо больше, чем мы прогнозировали в начале года, мы прогнозировали 100 млрд, потом повысили до 200. Это выше, то есть банковский сектор в этих условиях находит прибыльные проекты, прибыльные условия кредитования.

Начался рост кредитования реального сектора экономики, пусть небольшими темпами, но он идет. И очень важно, мы это наблюдаем, что банки начали очень тщательно выбирать заемщиков, именно заемщиков, которые демонстрируют производительность, эффективность. Это, мне кажется, очень важно в том числе для стимулирования перестройки всей экономики.

Значит, словами никакое доверие подорвать нельзя, потому что граждане смотрят, что происходит в банках и что в банках более или менее стабильная ситуация. И мы это видим, кстати, по динамике депозитов населения: депозиты населения растут. И это тоже положительный фактор.

Мы действительно сейчас обсуждаем вопросы, связанные с дестимулированием валютизации балансов банков, как с точки зрения пассивов, так и с точки зрения активов – разный набор мер. Но пока про эти меры говорить рано.

В любом случае, если они будут внедряться, они будут внедряться постепенно, для того чтобы банковская система к ним адаптировалась. И сейчас просто идут дискуссии. Но мы обращаем внимание на то, что такая проблема есть. И важно снижать валютные риски в целом в экономике, в банках и в небанковском секторе.

Вопрос (агентство Рейтер)

Вы сказали, что банкам, возможно, не потребуется валютное рефинансирование в следующем году вообще. А если говорить о ВЭБе, если ему потребуется валютное рефинансирование для погашения своих внешних долгов, готов ли Центральный банк предоставить ему его, учитывая, что ВЭБ допущен по 312-му Положению?

Э.С. НАБИУЛЛИНА

Мы действительно считаем, что валютное рефинансирование не потребуется не только в следующем году, но, честно говоря, и в этом году не потребуется увеличения валютного рефинансирования.

Тем не менее я отмечу, что мы возобновили или приняли решение о возобновлении годовых валютных аукционов не потому, что мы считаем, что есть недостаток валютной ликвидности. Просто для того, чтобы дать дополнительную комфортность рынку и в том числе возможность рефинансировать тем банкам, которые хотят рефинансировать свои годовые кредиты. Хотя по годовым кредитам мы повысили ставку на 0,5 процентных пункта. Тем не менее этот инструмент остается в нашем арсенале. И есть условия, по которым соответственно и эти ресурсы предоставляются. ВЭБ пока не обращался за таким рефинансированием, насколько я знаю.

Вопрос (агентство «РИА Новости»)

Можно еще такой вопрос, тоже про ВЭБ?

Правительство сейчас активно обсуждает вопрос о докапитализации госкорпорации ВЭБ. Считает ли ЦБ РФ целесообразным напрямую из бюджета докапитализировать этот институт развития? Готов ли ЦБ расширить свои надзорные функции на ВЭБ и как докапитализация ВЭБа может отразиться на макроэкономических показателях и в целом на банковском секторе?

Э.С. НАБИУЛЛИНА

Сейчас пока выработка решения продолжается по этим вопросам. Но, на мой взгляд, в любом случае это будет сделано таким образом, чтобы макроэкономическая стабильность не пострадала.

Вопрос (агентство Блумберг)

Банк России в своем заявлении сохранил фразу о том, что возобновит снижение ставки на одном из ближайших заседаний.

Можно уточнить, учитывая, что цены на нефть продолжают падать, , что дефицит бюджета уже будет выше 3 процентов ВВП, потому что включается помощь ВЭБу, учитывая влияние таких одномоментных факторов, на которые ЦБ влиять не может, как, например, это было с Турцией, насколько вероятно, что ЦБ снизит ставку в первом полугодии? И когда ставка может вернуться к однозначным значениям?

И еще один, если можно, вопрос. Мы на протяжении года слышали, что ЦБ координирует свои действия с Минфином. Вот сейчас, учитывая возобновившуюся дискуссию вокруг дефицита бюджета, эта координация сохранилась или нет?

Э.С. НАБИУЛЛИНА

Что касается нашего положения о том, что мы возобновим снижение ставки на одном из ближайших заседаний, я прошу обратить внимание на то, как мы это говорим. Мы говорим о том, что мы возобновим снижение по мере снижения инфляции в соответствии с нашим прогнозом, (а я напомнила вам наш прогноз, который есть, и вполне можно сравнить с этим прогнозом, насколько фактическая инфляция соответствует нашему прогнозу) и при снижении инфляционных рисков.

К инфляционным рискам в том числе относятся те, о которых вы сейчас сказали. Если будет ситуация развиваться не по базовому нашему сценарию, а чуть хуже, соответственно, мы будем переосмысливать эту ситуацию. Бюджетная политика конечно может повлиять. Но мы пока исходим из того, что и Минфин, и Правительство считают, что они удержат дефицит бюджета в рамках соответственно 3 процентов.

Координация с Минфином у нас тесная, и в том числе координация в целом по направлениям и бюджетной, и денежно-кредитной политики. На денежно-кредитную политику сильно влияют сроки, объемы затрат средств из Резервного фонда. Поэтому мы, конечно, учитываем все эти объемы, темпы индексации социальных выплат – это тоже влияет на инфляцию. Поэтому мы, конечно, координируем все и обсуждаем наши политики.

Вопрос (агентство «Рейтер»)

Скажите, пожалуйста, одним из послаблений, которое вводилось в декабре прошлого года и потом продлевалось, был льготный курс, по которому банки пересчитывали валютные активы для расчета достаточности капитала. 1 января соответственно послабление это заканчивается. По резервам, как мы поняли, ЦБ не будет больше продлять, а что с льготным курсом?

Э.С. НАБИУЛЛИНА

Мы продолжаем мониторинг, постоянный мониторинг того, как эти послабления влияют на баланс банков, и будем, конечно, принимать в ближайшее время решение, потому что до 1 января осталось не очень много времени.

По нашей нынешней текущей оценке, банки вполне способны перейти с льготного на обычный рыночный курс.

Вопрос (газета «РБК»)

Я хотела спросить подробности про рисковый сценарий. Вот вы говорите, что нефть ниже 40, насколько ниже? Это речь идет о 30 долларах за баррель, о 20? И есть ли какие-то прогнозы по курсу рубля и инфляции при таких условиях?

Э.С. НАБИУЛЛИНА

В наших расчетах (мы делаем модельные расчеты этого рискового сценария) мы берем цену на нефть около 35 долларов за баррель. Прогнозы по курсу ни в каких сценариях мы не даем, это вы знаете – ни в базовом, ни в оптимистическом, ни в рисковом сценарии в том числе для того, чтобы это не воспринималось как некоторый ориентир по курсу. Курс у нас плавающий.

Что касается других показателей, по ВВП в 2016 году это где-то 2–3 процента падение, и инфляция будет чуть выше – около 7 процентов, на наш взгляд.

Вопрос (агентство «ИТАР-ТАСС»)

Вы упомянули Резервный фонд, хотелось бы уточнить. Минфин в этом месяце, в декабре, планирует продать валюты на 650 млрд рублей из Резервного фонда. Центральный банк сможет своими операциями зеркалировать полностью эту сумму или придется тратить международные резервы все-таки?

Э.С. НАБИУЛЛИНА

Мы сейчас не проводим операции с зеркалированием.А то, что Минфин собирается потратить в этом месяце из Резервного фонда, это траты будут в рублях. Мы это учитываем в тех объемах ликвидности, прогнозах ликвидности, в тех потребностях в операциях рефинансирования со стороны Центрального банка, которые будут предъявлять банки.

Вопрос (агентство Блумберг)

У меня вопрос по поводу дальнобойщиков. Возможно, ответ на этот вопрос или сам вопрос будут более актуальными на вашем следующем брифинге. Но, может быть, вы видите какие-то риски, прогнозируете вклад в инфляцию от их действий?

Э.С. НАБИУЛЛИНА

Мы прогнозируем вклад в инфляцию всех более или менее значимых факторов, которые могут повлиять на инфляцию. Вы знаете нашу оценку по тому, какой вклад в инфляцию может оказать торговое ограничение с Турцией, мы уже говорили – 0,2–0,4 процентного пункта. Такие же расчеты проводили и по ситуации с взиманием дополнительной платы с грузовиков. То, что можно посчитать, а именно, объем выплат, который берется с грузовиков. На наш взгляд, этот прямой эффект на инфляцию будет в рамках 0,1–0,2 процентного пункта. Мы, конечно, не просчитываем возможные риски, связанные с функционированием товарных цепочек и так далее. Но прямой вклад – 0,1–0,2 процентного пункта, на наш взгляд, не больше.

Вопрос (газета «Уолл-Стрит Джорнал»)

Скажите, пожалуйста, остается ли в силе план по наращиванию резервов до 500 млрд долларов и как Центральный банк собирается это сделать без оказания вреда курсу рубля?

И второй вопрос, пожалуйста, в разных ваших сценариях рассматриваете ли вы возможность отмены санкций против России?

Э.С. НАБИУЛЛИНА

Намерение постепенно, плавно повышать объем золотовалютных резервов до 500 млрд у нас остается. И, как мы ранее заявляли, мы это будем делать таким образом, чтобы минимизировать влияние и на курс, и на инфляцию соответствующим образом.

В рисковом сценарии мы не предполагаем наращивания золотовалютных резервов.

Отмена санкций. Мы не исключаем отмену санкций. Но в наших расчетах, прогнозах исходим из того, что санкции не будут отменены.

Вопрос (агентство «Рейтер»)

Скажите, пожалуйста, а рисковый сценарий предполагает снижение ставки?

Э.С. НАБИУЛЛИНА

Рисковый сценарий, если мы берем трехлетнюю перспективу, предполагает возможность снижения ставки. Просто траектория снижения ставки будет более медленная, чем в базовом сценарии.

Вопрос (агентство «Интерфакс»)

ЦБ в последних релизах упоминал, что, несмотря на то что последний год снижал ключевую ставку, ставки по депозитам для физлиц остаются привлекательными, что и доказывает динамика роста вкладов населения. На следующий год, по вашей оценке, насколько сильно может замедлиться динамика с учетом того, что все-таки по сравнению с декабрем 2014 года и началом этого года ставки довольно сильно упали? Какие оценки ЦБ по росту вкладов в 2016 году?

Э.С. НАБИУЛЛИНА

Мы считаем, что депозиты будут продолжать расти, объем депозитов физических лиц в банковскую систему продолжит расти. Здесь действительно очень важно восприятие уровня ставок населением. И здесь очень важны инфляционные ожидания. Потому что, когда люди приносят деньги в банк, они сравнивают доходность по депозитам не с той инфляцией, которая была раньше, а с той инфляцией, которая может быть в будущем. И поэтому очень важно, чтобы население поверило в снижение инфляции. И тогда это восприятие положительных ставок будет сохраняться.

Я думаю, что ставки в целом и по депозитам, и по кредитам во всех сценариях будут постепенно снижаться вслед за снижением инфляции и ключевой ставки, оставаясь при этом привлекательными для населения.

Вопрос (газета «РБК»)

У меня такой вопрос. Вы же в первый раз, когда представляли рисковый сценарий, говорили о том, что это сценарий, который маловероятно, что он сбудется. Сейчас рисковый сценарий становится актуальным, цены на нефть уже почти на уровне 35, а не будет ли какого-то еще нового сценария, который на этот раз станет новым рисковым?

Э.С. НАБИУЛЛИНА

Нет, мы не готовим нового рискового сценария. И даже этот рисковый сценарий, хотя мы говорим, что его вероятность выросла, но еще раз повторю, что мы считаем, что он менее вероятен, чем наш базовый сценарий с ценой нефти 50 долларов за баррель США. Никаких новых сценариев мы сейчас не готовим.

Спасибо всем.

11 декабря 2015 года

× Закрыть