Выступление Председателя Банка России Эльвиры Набиуллиной на пленарном заседании Государственной Думы РФ: годовой отчет Банка России

Фото: Вячеслав Прокофьев / ТАСС

Добрый день, уважаемые депутаты!

Сегодня я отчитываюсь об итогах нашей работы в прошлом году. Для нас очень важно, что Дума регулярно и крайне конструктивно с нами взаимодействует, внимательно относится к нашей деятельности. Только в рамках рассмотрения отчета мы получили почти 100 вопросов от фракций. И до сегодняшнего пленарного заседания состоялось пять заседаний рабочей группы, совместное заседание профильных комитетов.

С полным отчетом о нашей деятельности, я знаю, вы уже ознакомились. Поэтому сегодня я хотела бы остановиться только на тех вопросах нашей деятельности, которые имеют социальную значимость, и тех, которые имеют особенно важное значение для реализации ключевой задачи финансовой системы – обеспечения финансовыми ресурсами роста экономики.

Я хотела бы начать с нашей денежно-кредитной политики. Как вы знаете, последние несколько лет Банк России вел политику борьбы с инфляцией. Напомню, что в начале 2015 года инфляция была около 17%. И это была реальная угроза и для благосостояния граждан, и для предприятий. Мы вели политику по достижению цели по инфляции 4%. Это тот уровень, который подходит для нашей экономики, защищает кошельки граждан, дает бизнесу возможность планирования, способствует повышению эффективности предприятий, поскольку при низкой инфляции переложить растущие издержки производства в цену для потребителей уже не получается.

В прошлом году мы достигли цели, уже почти год живем при инфляции вблизи целевого уровня. В последующие годы наша политика должна быть не менее осмотрительной, потому что мы должны закрепить инфляцию на низком уровне, закрепить уверенность людей в завтрашнем дне.

А это не так просто. Это не происходит автоматически. На инфляцию влияют инфляционные ожидания, а на инфляционные ожидания – структура инфляции. Так, рост цен на бензин (мы рассчитываем, что решения Правительства ситуацию стабилизируют), рост цен на ЖКХ даже при низких цифрах общей инфляции подогревают инфляционные ожидания. Это чувствительные факторы.

Повышение НДС добавит, по нашим оценкам, примерно 1 п.п. в инфляцию. Но надо сказать, что сейчас, когда инфляция находится на уровне 2,5%, мы сможем, с большой вероятностью, достаточно спокойно пройти моменты изменения ставки НДС с точки зрения выполнения обязательств перед обществом по удержанию инфляции на уровне 4%. По нашему прогнозу, инфляция может только временно подняться чуть выше цели – до 4,5% в следующем году – и потом вернется к 4%.

Мы всегда учитывали и будем учитывать в своей политике возможности экономики, стремимся действовать так, чтобы не оказывать негативного влияния на экономический рост, наоборот – создавать для него условия. И экономика уже в прошлом году росла темпами, близкими к потенциальным. Ставки по банковским кредитам последовательно снижаются, а объемы кредитования растут (за последние 12 месяцев рост кредитования компаний составил 4,3%, а физических лиц – 18,3%). Ставки по кредитам корпоративным заемщикам снизились с 11,3 до 8,5% в среднем, по кредитам физическим лицам – с 15,3 до 13,3%, ставки по ипотечным кредитам – с 11,4 до 9,57%. И надо сказать, что ипотека растет очень быстрыми темпами: за последние 12 месяцев она выросла на 20,2%.

Я хотела бы особенно подчеркнуть, что тот рост кредитов, который сейчас происходит, не был бы возможен, если бы не происходило очищения банковской системы от слабых и недобросовестных игроков. Это, пожалуй, уже не первый год самое болезненное и сложное направление нашей работы.

Мы отозвали достаточно много лицензий: в прошлом году – около 50 и в этом году – у 28 банков. Нам пришлось выделить ощутимые суммы на капитал и ликвидность, проводя санацию банков. Но эта работа дает результаты.

Слабые банки просто не могли бы наращивать кредитование и не могли бы выдерживать разного рода неблагоприятные внешние события.

В очищении банковской системы мы уже прошли бОльшую часть пути и в прошлом году, наверное, проходили самую сложную его часть. Мы вынуждены были санировать три крупные банковские группы. Необходимый (для того чтобы решать проблемы крупных банков) новый закон о санации был принят летом прошлого года, и менее чем через 2 месяца мы его впервые применили в отношении Открытия, затем примерно через месяц – БИНБАНКа и в конце года – Промсвязьбанка.

Я хотела бы еще раз высказать благодарность депутатам за принятие закона о санации. Без него решение проблем крупных банков обошлось бы и обществу, и финансовой системе куда дороже. Все три группы – это крупные группы, в них входили негосударственные пенсионные фонды, крупнейшая страховая компания, другие банки. Они работают и в реальном секторе, и с населением, интегрированы с другими финансовыми организациями. И санация позволила нам защитить от потерь миллионы граждан (8 млн граждан, клиентов этих банков) и сотни тысяч (563 тыс.) предприятий.

Я хочу сказать на будущее, что санацию мы будем применять редко: только для тех банков, которые крупные, имеют системное значение для федерального и регионального рынков.

Мы рассчитываем вернуть бОльшую часть выделенных средств в результате работы с активами, их продажи, работы с непрофильными активами и возврата ликвидности по графику, а также продажи объединенного банка.

Тем не менее это очень большая сумма, это цена недобросовестного и безответственного поведения собственников, контролирующих банки. И контролирующие собственники, как и собственники многих банков, у которых мы отозвали лицензию, не просто находятся на свободе, но и остались при своих активах, не связанных с банковским бизнесом. Справедливо было бы, если бы они платили по счетам.

И мы рассчитываем здесь на помощь депутатов в том, чтобы пресечь возможности для банкиров так безответственно распоряжаться чужими деньгами (а банки – это распоряжение чужими деньгами). Мы надеемся на вашу поддержку в том, что касается введения субсидиарной ответственности собственников и для владельцев банков (то есть чтобы они отвечали всеми своими активами, а не только теми, которые на балансе банка), наложения ареста на активы в моменты, когда банки испытывают трудности, ограничения на выезд за рубеж для приведших свой банк к краху собственников и усиления уголовной ответственности за фальсификацию отчетности.

Здоровье банковской системы – критически важное условие, чтобы банковская система могла стать опорой развития экономики, но, увы, недостаточное.

Многие годы банки зарабатывали на видах деятельности, которые большой реальной пользы экономике не приносили. Это и финансирование сделок слияния и поглощения, то есть перераспределение собственности, это и залоговое кредитование без нормального анализа хозяйственной деятельности заемщика – то есть банк часто думал не о возврате кредита, как будет работать предприятие, которое взяло кредит, а о том, что в крайнем случае станет собственником залога, собственником этих предприятий. И конечно, финансирование бизнеса самих собственников банка. С этим мы будем продолжать борьбу, потому что это кредитование в конечном счете – за счет клиентов банков.

Чтобы решить эти проблемы, помимо усиления надзора мы начинаем вводить стимулирующее регулирование: требования, которые делают для банков невыгодными те виды деятельности, например, о которых я сказала (они включают также долларовое кредитование), и напротив – повышают заинтересованность в кредитовании предприятий реального сектора, проектного финансирования, малого и среднего бизнеса.

Ключевая новация здесь, конечно, – переход к новой модели банковской системы – трехуровневой: на основе законодательства о пропорциональном регулировании, которое вы приняли в прошлом году, и мы в прошлом году много обсуждали этот закон.

Ключевая цель – создать условия для региональных банков, чтобы они могли кредитовать малый и средний бизнес. Этот год переходный. Около трети банков, всех банков, которые есть, мы считаем, будут работать на базовой лицензии, кредитуя прежде всего малый бизнес. Для них будет проще регулирование и меньше отчетность.

Для нас банки с базовой лицензией – это очень важный вид банков. Мы уверены, что в результате этих изменений у нас сформируется эффективный и полезный для экономики, для малого и среднего бизнеса класс банков.

Теперь о нашей работе как мегарегулятора по развитию финансового рынка в целом.

Мы регулируем деятельность около 13 тыс. субъектов рынка: это страховые компании, негосударственные пенсионные фонды, паевые инвестиционные фонды, микрофинансовые организации, ломбарды, кредитные потребительские кооперативы, профессиональные участники рынка, рейтинговые агентства.

Каждый из этих рынков невелик относительно банковской системы, каждый из них меньше в разы, если не на порядки, но они начинают играть в экономике все более важную роль. Как источники длинных денег, как источники альтернативных банковским инструментов для размещения средств граждан и бизнеса, получения займов и так далее.

Мы провели работу по формированию адекватной регуляторной и надзорной среды на каждом из этих рынков. В результате мы имеем достаточно здоровую в настоящий момент с точки зрения устойчивости бизнес-моделей систему. Конечно, проблемы в каждом сегменте есть, свои проблемы, но в целом каждый сегмент достаточно устойчив.

Сейчас мы формулируем для себя две ключевые задачи на финансовом рынке. Первая – как и в банковском секторе, мы работаем над тем, чтобы ресурсы, которые есть у финансовых институтов (а они есть), были направлены в реальный сектор экономики. И второе направление – это защита прав потребителей и развитие финансовой доступности, развитие финансовой грамотности. Гражданин должен иметь возможность получить нужный ему финансовый продукт в любом месте, в независимости от того, где он проживает, и при этом получить адекватную, понятную ему информацию и о рисках этого продукта, и о своей ответственности, иметь все возможности защитить свои интересы, если поставщик финансовых услуг повел себя недобросовестно.

Начну с первой задачи: финансирование реального сектора. Ключевой рынок, в первую очередь для развития длинных денег в экономике, – это рынок пенсионных накоплений.

Активы пенсионных фондов составляют почти 3,9 трлн рублей. Наша задача – обеспечить трансформацию этих больших средств в долгосрочные инвестиции. Мы последовательно меняли регулирование таким образом, чтобы у негосударственных пенсионных фондов появлялось больше стимулов инвестировать в реальный сектор. В результате за последние два года вложения в реальный сектор в портфеле пенсионных накоплений выросли почти в два раза – с 530 млрд до 958 млрд рублей. И мы будем работать над тем, чтобы эта тенденция укреплялась.

Мы по-прежнему считаем необходимым развитие пенсионных накоплений, создание для граждан удобной системы отчислений на собственную будущую пенсию. Пенсионные накопления для людей – это гарантия сохранения качества жизни после выхода на пенсию, а для экономики – развития долгосрочного финансирования. Поэтому мы и дальше будем продвигать разработанную концепцию индивидуального пенсионного капитала.

Мы будем и дальше поддерживать развитие рынка облигаций (его рост в прошлом году составил около 20%, это динамично развивающийся сектор; облигации становятся удобным для предприятий способом привлечения ресурсов), а также страхование жизни, другие формы развития длинных денег в экономике. На базе снижения инфляции – стабильно низкой инфляции – наша задача как мегарегулятора создать для экономики источник длинных денег, чтобы финансовые институты работали на рост экономики.

Вторая задача – защита прав потребителей и повышение финансовой доступности.

Я начну со страхового рынка, самый массовый продукт – ОСАГО. И здесь из-за разбалансированности системы в целом мы в последние годы вынуждены были решать самые острые проблемы: бороться за доступность полисов ОСАГО (с этим были большие проблемы), менять тарифы таким образом, чтобы дисбалансы в системе ОСАГО не привели к параличу этого рынка в отдельных регионах.

Так, в 2017 году заработало электронное ОСАГО. Это повышает доступность полисов для граждан (страховые компании не хотели продавать ОСАГО в офисах в убыточных регионах, через сайт в продаже отказать уже не получается). Всего за 2017 год заключено более 7,8 млн электронных договоров (около 20% от общего количества договоров ОСАГО), сейчас электронное ОСАГО составляет уже 25%, то есть доля электронного ОСАГО растет.

Также в 2017 году введено преимущественное натуральное возмещение вреда в ОСАГО (то есть ремонт). Я помню, сколько было дискуссий, споров на эту тему – на наш взгляд, это важно. Это подрывает возможности для мошеннического бизнеса автоюристов. По новым договорам уже 15–20% возмещения происходит в натуральном виде. Мы внимательно будем следить, чтобы не было нареканий граждан по качеству ремонта.

Но по-прежнему ситуацию с ОСАГО нельзя назвать стабильной. Основная доля жалоб на ОСАГО сейчас – это коэффициент бонус-малус. И мы предлагаем изменить этот коэффициент. Делаем его простым и понятным для автовладельцев.

Мы разработали также предложения по повышению гибкости тарифов ОСАГО, расширив коридор цены полиса на 20% вниз и вверх.

Чтобы справедливо учитывать особенности рисков каждого водителя, предлагается ввести 50 категорий водителей (сейчас их 5) по соотношению различных критериев: стаж, возраст, аварийность и так далее. То есть каждый водитель сможет рассчитывать на наиболее справедливую цену для себя, а в тарифы для аккуратных водителей, ответственных водителей не будут закладываться риски водителей, которые часто попадают в аварии. Повышение гибкости тарифов приведет к усилению конкуренции на этом рынке – даже в сложные регионы будут приходить компании, которые отказывались и до сих пор отказываются там работать, а потребители получат сначала бОльшую доступность полисов, а в перспективе, как результат усиления конкуренции, – и лучшие ценовые условия. Мы готовы обсуждать параметры предложенных изменений с депутатами, на предварительных наших обсуждениях было много вопросов на эту тему.  И мы здесь действительно открыты к диалогу, мы считаем, что такие изменения назрели.

Теперь о микрофинансировании. Микрофинансовые организации – не такой большой по объему активов сегмент, в 700 с лишним раз меньше банковского (около 113 млрд рублей на конец 2017 года), но услуги микрофинансирования имеют социальную значимость. У людей должна быть возможность коротких небольших займов, в жизни бывают разные ситуации. Два года назад мы с вами принимали решение по борьбе с ростовщическими процентами. Необходимые ограничительные меры приняты. Ограничители долговой нагрузки для граждан заработали, и мы, на наш взгляд, уже готовы к тому, чтобы и дальше  снижать эту планку и эти ограничения. Сейчас изменения в законодательство проходят обсуждения.

Ужесточая требования к легальным, мы должны следить за тем, чтобы люди не оказывались в лапах нелегальных кредиторов. Мы ведем совместную работу с Генпрокуратурой и правоохранительными органами.

В 2017 году было выявлено 1344 нелегальных кредитора, а уже за I квартал 2018 года, благодаря повышению эффективности работы по выявлению таких кредиторов, – уже около 1300.

Теперь о еще одной острой теме. Финансовая доступность в малонаселенных, отдаленных пунктах.

Практически на каждой нашей встрече ее поднимают депутаты. В нашей стране почти одна пятая часть людей живет в населенных пунктах с численностью меньше чем 3 тыс. жителей. Для банков экономически неэффективно держать в таких населенных пунктах офисы, обслуживать банкоматы, но люди не должны быть отрезаны от финансовых услуг.

Для координации работ по повышению доступности финансовых услуг Банк России создал рабочую группу, в которую вошли также крупнейшие государственные банки с большой филиальной сетью в регионах. Заключено соглашение о сотрудничестве с крупным оператором спутникового доступа в Интернет, идут переговоры с другими операторами. И пилотный проект по повышению финансовой доступности стартует сейчас в Дальневосточном федеральном округе, где особенно остра эта ситуация.

Основные возможности поддержки финансовой доступности в малонаселенных пунктах связаны также с развитием финансовых услуг на базе инфраструктуры Почты России. У Почты России – свыше 42 тыс. отделений, и до конца 2018 года Почта России предполагает открыть 18 тыс. точек присутствия финансовых услуг.

Это то, что касается именно доступности услуг. У нас также есть специальная рабочая группа по повышению доступности услуг для людей с инвалидностью, маломобильных – это тоже группа граждан уязвимая, и мы проводим работу, чтобы банки не дискриминировали эти группы населения для получения финансовых услуг.

Теперь коротко о защите прав граждан. Уже несколько лет Банк России ведет активную работу с населением: работают и приемные Банка России, можно подать жалобу через Интернет, позвонить в колл-центр. И мы смотрим, какие жалобы к нам поступают, чтобы оперативнее реагировать на самые больные темы. Мы видим, что одна из самых основных тем – это навязывание гражданам ненужных людям и слишком рискованных продуктов, когда пользуются низкой финансовой грамотностью наших граждан.

Кроме навязанных продаж, прежде всего по страхованию, также продаются в офисах банков под видом банковских депозитов другие продукты – векселя, полисы страхования жизни, и тоже происходит навязывание иных продуктов. Мы хотели бы обсудить с вами достаточно жесткую меру – мы предлагаем запретить продажу векселей физическим лицам. Здесь было очень много обмана.

Говоря о защите прав, я хотела бы упомянуть о системе страхования вкладов. Вы также поднимали этот вопрос, и мы поддерживаем расширение системы страхования на малый бизнес и считаем, что было бы хорошо ускорить принятие этого закона. Но также нужно, конечно, рассмотреть возможность распространения страхования на благотворительные организации, организации социальной направленности. А также  увеличить сумму страхового возмещения предлагается до 10 млн рублей в ряде случаев, когда граждане объективно не могли управлять рисками, размещая свои средства. Это касается средств от продажи недвижимости, ряда страховых выплат, социальных пособий и некоторых других. И мы надеемся, что эти предложения, которые мы обсудили вместе с АСВ, будут поддержаны.

И повышение финансовой доступности должно идти параллельно с повышением финансовой грамотности. Мы выстраиваем отдельную систему поведенческого надзора, который защищает граждан, когда компания умышленно действует не в интересах клиента. А вот правильно ли человек выберет модель финансового поведения, не станет ли он легкой жертвой мошенников – зависит во многом от финансовой грамотности. Мы здесь проводим большую работу вместе с Министерством образования, внедряем соответствующие курсы в программы учебных заведений, проводим мероприятия для людей старшего возраста; особая категория – воспитанники детских домов, которые выходят из детских домов и не понимают рисков финансовой жизни; люди с инвалидностью и многие другие. Мы в прошлом году запустили портал по финансовой грамотности «Финансовая культура», и наши территориальные подразделения очень активно работают в регионах по повышению финансовой грамотности.

И несколько слов буквально в заключение я хотела бы сказать о развитии национальной платежной системы. Карт «Мир», выпущенных к настоящему моменту, – 37 млн карт. И для нас очень важно, что растет не только количество выпущенных карт, но и растет объем безналичных операций с помощью «Мира». Это значит, люди пользуются этой картой. И мы делаем все, чтобы она была конкурентоспособна и удобна. В прошлом году был начат перевод работников бюджетной сферы и пенсионеров на карту «Мир». Более чем 95%, кто пользовался картой «Мир» (потому что у человека есть выбор – пользоваться картой или получать наличными), кто пользовался картой международных платежных систем, 95% перешли уже на карту «Мир». По пенсионерам это будет происходить в новом порядке, когда карта предыдущая закончится, истечет срок действия, это происходит бесплатно для пенсионеров.

И еще раз хочу подчеркнуть, что наша деятельность по выполнению задач, определенных законом (поддержанию финансовой и ценовой стабильности, развитию национальной платежной системы), – все это направлено на поддержку нашей экономики и на повышение благосостояния.

Спасибо за внимание!

19 июня 2018 года

× Закрыть