• ул. Неглинная, 12, Москва, 107016
  • 8 800 300-30-00
  • www.cbr.ru
Что вы хотите найти?

Выступление Эльвиры Набиуллиной на пленарном заседании Государственной Думы РФ

15 ноября 2022 года
Выступление
Поделиться

Добрый день, уважаемый Вячеслав Викторович (Володин. — Ред.)! Добрый день, уважаемые коллеги!

Сегодня я представляю Основные направления денежно-кредитной политики. Наш главный стратегический документ, который описывает, как мы видим на ближайшие три года развитие ситуации в экономике и что, соответственно, будем делать, чтобы достигать своих целей и чтобы инфляция была вблизи цели. И чтобы на основе низкой и предсказуемой инфляции и, как следствие, большей доступности кредитов экономика перешла бы к восстановлению и затем к устойчивому росту.

Вначале я хотела бы поблагодарить депутатов за очень большую работу в этом году. Весной законодательную базу пришлось серьезно обновить, чтобы наша страна смогла эффективно противостоять санкциям. И только за весеннюю сессию по темам, связанным с нашей работой, Дума приняла 39 законов.

Теперь, перед тем как перейти к нашему прогнозу, позвольте немного сказать об итогах этого крайне нестандартного года.

В конце зимы — начале весны финансовая система подверглась очень мощному санкционному давлению. Но смогла продолжить бесперебойно работать, обеспечивать финансовыми ресурсами граждан и компании.

Это стало возможно, по нашей оценке, благодаря трем факторам.

Первый — это таргетирование инфляции и плавающий курс.

Всплеск инфляции в начале года мы смогли подавить благодаря оперативному резкому повышению ключевой ставки. И затем, как только ситуация начала стабилизироваться и риски раскручивания инфляционной спирали стали ослабевать, мы так же оперативно снижали ставку, проводили для этого внеочередные заседания Совета директоров.

И в итоге у нас сейчас инфляция не сильно отличается от инфляции в сопоставимых экономиках, хотя мы имели дело с куда более масштабными шоками. А ставка — на 2 процентных пункта ниже, чем была в начале февраля. В то время как ведущие центральные банки других стран сейчас проводят политику активного ужесточения денежно-кредитной политики, повышая ставки.

Сейчас мы плавно снижаем инфляцию. Мы здесь не торопимся, понимая, что в процессе перестройки экономики рост цен может оставаться какое-то время повышенным. И планируем достичь цели 4% в 2024 году.

Плавающий валютный курс. Он имеет большие преимущества. Мы и в предыдущие кризисы видели, как он принимает на себя шоки и помогает экономике адаптироваться к изменению внешних условий. Это происходит и сейчас.

Большим риском в начале весны было резкое сокращение импорта, дефицит некоторых потребительских товаров, оборудования и комплектующих для предприятий. Нашим предпринимателям было очень непросто наладить новые каналы поставок, найти новых партнеров в странах, с которыми они раньше не работали. И укрепление рубля, которое произошло в II квартале, дает возможность восстанавливать объемы и потребительского, и инвестиционного импорта, несмотря на логистические издержки и повышение отпускных цен. То есть работает на переориентацию экономики, на новую географию международного сотрудничества, является предохранительным клапаном в ответ на ограничения по поставкам товаров в Россию.

Второй фактор — это финансовая стабильность. Целью санкций было спровоцировать неуправляемый коллапс нашей финансовой системы. К такому внеэкономическому риску, как санкции, очень непросто подготовиться. Его, что называется, не учесть в математических моделях. И расчет был именно на это. Но мы последовательно повышали устойчивость финансовой системы к шокам в целом, и это помогло.

На рынке мы не оставили хронически неустойчивых банков, которые не выдержали бы такого испытания и могли бы вызвать эффект домино. А также именно поэтому банки создавали так называемые буферы — запас, который можно использовать в трудный момент. Мы эти буферы также распускали в пандемию, затем банки восстановили свою подушку безопасности. И использовали ее вновь весной. В итоге банки стабильны, кредитование растет хорошими темпами, отвечая на возросшие потребности экономики.

Третий фактор — это самодостаточная финансовая инфраструктура. Для граждан платежи по картам — как «Мир», так и ушедших с российского рынка международных платежных систем — внутри страны работают на базе процессинга Национальной системы платежных карт.

Система передачи финансовых сообщений — это наш аналог SWIFT — бесперебойно обслуживает банки внутри страны. Система работала полноценно уже несколько лет, но в этом году, когда ряд банков от SWIFT отключили, трафик в Системе передачи финансовых сообщений вырос почти на четверть и может продолжать расти, для этого есть все необходимые мощности системы.

У нас есть своя рейтинговая индустрия, национальная перестраховочная компания. И отказ от работы с нами международных компаний в этих сферах неприятен, конечно, да. Но не может оказать разрушающего воздействия и привести к остановке рынков капитала, подорвать систему регулирования.

Как вы могли заметить, все эти факторы защиты финансовой системы, а значит, и экономики от санкций — это результат планомерной, многолетней работы. И сейчас, когда экономика проживает серьезную трансформацию, очень важно не отказаться от принципов, базовых подходов, которые работают и которые позволяют нам выбираться из почти, казалось бы, тупиковых ситуаций.

Конечно, мы применяли и специальные меры по борьбе с кризисом. Это и уже упомянутое резкое повышение ключевой ставки для борьбы с инфляцией и рисками финансовой стабильности.

В ответ на заморозку международных резервов были введены меры по ограничению движения капитала. Это позволило стабилизировать валютный рынок. Но затем мы постепенно отказывались от лобовых мер с жесткими лимитами. Партнеры и инвесторы из тех стран, с которыми мы будем развивать сотрудничество, и — что даже еще более важно — наши собственные граждане и инвесторы будут больше в нас уверены, если мы не будем злоупотреблять административными мерами, когда острой необходимости в них нет.

Чтобы легче произошла адаптация финансовой системы, мы ввели беспрецедентный по масштабам пакет регуляторных послаблений. Они позволили финансовому рынку быстрее переварить первый удар. К концу года из многих послаблений мы выйдем. Это тоже очень важно. Регулирование, если оно будет игнорировать реальные риски, реально изменившиеся условия, само по себе может стать внутренним фактором нестабильности. Такого, конечно, мы допустить не можем.

В начале весны, вы, наверное, помните, на фондовом рынке у нас возникла очень сильная волатильность. И мы вынуждены были временно приостановить торги и возобновляли их в ручном режиме, секцию за секцией. И в итоге, несмотря на то что было очень много недоброжелательных прогнозов, уже к концу марта мы смогли вернуться к нормальной работе фондового рынка. Кстати, у вас были большие тревоги по поводу того, как возобновлять торги ОФЗ, и тогда мы даже объявили о страховочном механизме со стороны ЦБ, чтобы участники рынка чувствовали себя спокойнее. Но в итоге нам даже не пришлось этим воспользоваться. И это показывает уверенность участников рынка, что инфляция на среднесрочном горизонте вернется в норму. Я бы здесь хотела отметить, что показатель инфляции важен не только для граждан, для бизнеса, но это важный элемент работы всего финансового рынка, основа для того, чтобы прогнозировали доходность инвесторы, которые в него вкладываются.

И, разумеется, мы сразу использовали наши инструменты, чтобы помочь клиентам банков: вернули механизм кредитных каникул для широкого круга заемщиков. И механизм льготного рефинансирования банков под кредиты МСП, чтобы поддержать кредитование малого бизнеса.

И сейчас в Государственной Думе на рассмотрении находится законопроект о постоянно действующем механизме кредитных каникул. Мы принимали участие в подготовке этого законопроекта. И считаем, что кредитные каникулы очень важны и полезны. В момент, который по-настоящему сложный для человека, у него будет возможность сосредоточиться на решении своих острых проблем и не отвлекать ресурсы на выплаты по кредитам. И мы видим, что подавляющее большинство заемщиков, которые пользуются этими каникулами, преодолевают эти временные трудности и возвращаются в график платежей. Надеемся, что такой закон будет принят.

Результат антикризисных мер и проводимой политики — это уже более приемлемый уровень ставок, снижающаяся инфляция, нормально функционирующий финансовый сектор, который удовлетворяет и потребность в кредитных ресурсах, и предлагает целый набор инструментов фондового рынка. Все это необходимые условия для структурной перестройки экономики.

Уже сейчас на базе замедления инфляции и снижения ключевой ставки растет кредитование. Корпоративный кредитный портфель (то есть кредиты предприятиям) растет темпами примерно на уровне прошлого года. Компаниям нужны кредиты сейчас для трансформации своей деятельности. И банки способны наращивать кредитование, у них есть запас капитала. И здесь льготные программы Правительства также оказывают заметную поддержку.

Рост ипотеки в этом году — около 12%. Это немало, особенно с учетом того, что резкие изменения геополитического фона заставляют людей отложить решение о покупке квартиры. И выдачи ипотеки упали в марте, и это нельзя списать только на высокую ставку, потому что в октябре, когда ставки не менялись, выдачи тоже сократились на 20% по сравнению с сентябрем, но сейчас ситуация опять выправляется.

Хотя темпы роста далеки от прошлого года — тогда темп роста был 21% благодаря льготной ипотеке, на наш взгляд, даже уже формировались признаки перегрева. Сейчас их нет, но нас беспокоит ипотека от застройщика, когда ставку предлагают якобы даже нулевую. Но при этом наш анализ показывает, что стоимость квартиры по таким продуктам завышается на 20–30%. И часто переплата из-за повышения стоимости квартиры оказывается даже больше, чем снижение процентов по кредиту. А продать эти квартиры на вторичном рынке за те же деньги уже не получится. И здесь есть риски и для граждан, для заемщиков, и для банка, который получает в залог актив по завышенной цене. Мы сейчас выработали меры по ограничению рисков в этом сегменте и предполагаем, что они вступят в силу в начале следующего года.

Теперь уже о нашем прогнозе, который лежит в основе денежно-кредитной политики.

Наш базовый прогноз исходит из того, что глобальная экономика будет развиваться в рамках уже сформированных трендов. Мы видим, как центральные банки в мире пытаются справиться с раскручиванием инфляции, повышая ставки. Конечно, более высокие ставки будут сдерживать рост, но в этом базовом сценарии мы предполагаем, что масштабного кризиса в мире удастся избежать, мировая финансовая система сохранит устойчивость.

Российская экономика снизится в этом году, по нашему прогнозу, на 3–3,5%. А во второй половине следующего года вернется к росту. В следующие два года темпы роста ВВП стабилизируются где-то на уровне 1,5–2,5%. Но дальнейший рост будет зависеть от успешности структурной перестройки экономики. А для нее нужна финансовая стабильность. При росте инфляции такая перестройка, очевидно, затормозится.

Инфляция, по нашему прогнозу, замедлится до 5–7% в 2023 году, а в 2024-м вернется к цели 4%.

Ключевая ставка в базовом прогнозе составит 6,5–8,5% в следующем году, 6–7% в 2024-м, 5–6% в 2025 году.

Кредитование экономики будет расти темпами 8–13% в следующем году и затем будет чуть выше в 2024-м.

В ближайшие годы российские предприятия будут менять свои бизнес-модели, от продажи сырья будут переходить к производству продукции с более высокой степенью переработки, менять географию отношений с покупателями и поставщиками.

И этот процесс затрагивает все сектора. Каким-то отраслям и предприятиям легче это делать, каким-то — сложнее. И степень сложности зависит и от того, насколько глубоко повреждены внешнеэкономические связи, насколько реально создать новые связи, откроет ли это предприятие новые ниши на внешних и внутренних рынках.

Мы рассматриваем и второй сценарий. Название его «Ускоренная адаптация». Когда компании могут быстрее наладить такие связи, найти такие ниши. В этом сценарии рост возобновится уже в следующем году. Инфляция вернется к цели быстрее и при более мягкой денежно-кредитной политике.

Третий сценарий — «Глобальный кризис». Название само по себе говорит. Этот сценарий вероятен, если центральные банки ведущих стран для борьбы с инфляцией будут вынуждены повысить ставки до уровней, которые приведут не только к рецессии, но и к проблемам в финансовой системе. Потому что мы видим, какая накоплена долговая нагрузка. Это может быть болезненно при высоких ставках денежно-кредитной политики в этих странах. К этому может подключиться и второй фактор. Рост геополитической напряженности, новые санкции на Россию. Это усилит фрагментацию мировой экономики. Сочетание этих факторов в этом сценарии может вызвать спад, сопоставимый с 2008–2009 годами.

В этом сценарии низкий мировой спрос и возможные новые санкции сделают спад в России более продолжительным. Рост возобновится только в 2025 году. Инфляция будет более высокой, а от нас потребуется более жесткая денежно-кредитная политика. И к цели по инфляции мы сможем вернуться только в 2025 году.

Темпы структурной перестройки и сбалансированного роста в дальнейшем во многом зависят от внешних факторов. Но во многом, в главном — от нас.

Банк России будет строить свою политику таким образом, чтобы финансовая система максимально полно отвечала меняющимся потребностям нашей экономики.

Что мы планируем делать в дальнейшем.

Во-первых, обеспечивать стабильно низкую инфляцию. Она очень важна, я хочу это подчеркнуть, она очень важна для развития долгосрочного, в том числе и прежде всего инвестиционного финансирования. И поэтому цели и принципы нашей денежно-кредитной политики останутся прежними.

Во-вторых, есть стратегически важные направления, которые должны сейчас развиваться ускоренными темпами и требуют больших финансовых ресурсов. И Банк России готов будет применять стимулирующее регулирование к банкам, чтобы кредитование таких проектов набирало обороты. Здесь мы собираемся опираться на так называемую таксономию (попросту — критерии) проектов технологического суверенитета и модернизации экономики, которую разрабатывает при нашем участии Правительство, и соответствующим образом будем настраивать регулирование банками.

В-третьих, очень важно развитие рынка капитала. По сути он должен стать главным источником долгосрочного финансирования. Инструменты фондового рынка в целом должны развиваться вместе с изменением экономики, быть более гибкими. Особое внимание будет уделяться защите прав розничных инвесторов, то есть тех людей, которые выходят на фондовый рынок, предоставляют свои финансовые ресурсы, те ресурсы, которые в конечном счете работают на экономику, на развитие. В том числе нужно сформировать и полноценную систему выпуска и оборота цифровых финансовых активов.

В-четвертых, цифровой рубль. Цифровая валюта центрального банка дает преимущества и внутри страны, и позволит развивать трансграничные платежи.

В целом же развитие международных платежей остается приоритетом для нас даже при том, что усиливается давление на российский финансовый рынок и на страны-партнеры. Мы будем расширять расчеты в национальных валютах, искать способы обеспечить комфорт расчетов и для бизнеса, и для граждан. Это очень сложная проблема, мы находимся в разработке решений.

Не могу также не упомянуть текущую работу по некоторым проектам, актуальность которых сейчас только выросла. Это, например, киберустойчивость финансового сектора. Количество кибератак кратно выросло. Мы будем продолжать совершенствовать требования к банкам, профессиональным компетенциям специалистов по информационной безопасности, проводить киберучения, развивать информационный обмен. И, конечно, приоритет здесь — импортозамещение, переход на наши отечественные разработки.

Другой проект, который уже реализован и развивается, — Система быстрых платежей. Переводы между физическими лицами через Систему быстрых платежей — уже обыденность, но нам важно, чтобы бизнес, не только граждане, но и бизнес в полной мере мог воспользоваться этими возможностями снижения издержек через прием платежей через эту систему, которая была нами создана. Мы будем делать акцент на продвижении оплаты товаров и услуг через СБП.

Эти и другие темы подробнейшим образом обсуждали на рабочей группе, на комитетах, на встрече с руководителями фракций. Благодарю за такое внимательное и заинтересованное рассмотрение.

Впереди у нас действительно очень большой фронт работ. Наша экономика, финансовая система, предприниматели, наши люди показали, что в силах справиться с любыми обстоятельствами. И мы сделаем все, чтобы их не подвести.

Спасибо за внимание!