• ул. Неглинная, 12, Москва, 107016
  • 8 800 300-30-00
  • www.cbr.ru
Что вы хотите найти?

Выступление заместителя Председателя Банка России Алексея Заботкина о проекте Основных направлений единой государственной денежно-кредитной политики на 2023 год и период 2024 и 2025 годов

12 августа 2022 года
Выступление
Поделиться

Добрый день!

В этом году произошли кардинальные изменения условий, в которых работает российская экономика. Мы публикуем наш ежегодный стратегический документ — Основные направления единой государственной денежно-кредитной политики — несколько раньше обычного, в августе, чтобы более развернуто представить компаниям и населению наш прогноз развития российской экономики, денежно-кредитную политику, которую Банк России намерен проводить в различных сценарных условиях. Полагаем, что это даст гражданам и бизнесу более определенные ориентиры для принятия экономических решений.

В этом году наша страна столкнулась с беспрецедентными по масштабу санкциями против реального и финансового секторов. В феврале — марте эти события привели к росту волатильности на финансовом рынке, ослаблению рубля, резкому росту инфляционных ожиданий, оттоку средств вкладчиков из банков, ажиотажному потребительскому спросу. Существенно возросли риски для финансовой стабильности.

Для стабилизации ситуации был принят комплекс мер. В их числе — кратковременное, но резкое повышение Банком России ключевой ставки 28 февраля, введение ограничений на движение капитала, приостановка торгов на Московской Бирже, регуляторные послабления для банков, поддержка заемщиков. Эти меры позволили сдержать волатильность на внутреннем финансовом рынке, вернуть деньги вкладчиков в банки, поддержать банковский сектор.

Даже в условиях очень значительных колебаний денежных потоков Банк России смог в полном объеме удовлетворить повышенную потребность банков в ликвидности и в короткие сроки стабилизировать ситуацию. Важную роль при этом сыграла та устойчивость банковской системы, работа над повышением которой велась последние годы. А также отлаженность и надежность операционной процедуры денежно-кредитной политики, которая поддерживает механизмы предоставления и абсорбирования ликвидности.

Финансовая ситуация стабилизировалась. И сейчас идет трансформация экономики. Это трудный и продолжительный этап адаптации к новым внешним условиям. Нужно время, чтобы компании перенастроили бизнес-модели и экономические связи, а граждане — свои потребительские привычки. Наша основная задача — чтобы страна прошла фазу трансформации без чрезмерных потерь экономической активности и избежала рисков для макроэкономической стабильности. 

Теперь о цели и принципах денежно-кредитной политики. Хотя ситуация существенно изменилась, цель и принципы денежно-кредитной политики остаются неизменными. Банк России сохраняет приверженность поддержанию ценовой стабильности с опорой на стратегию таргетирования инфляции.

Устойчиво низкая инфляция — это необходимое условие сбалансированного роста экономики в любых обстоятельствах. И нынешних тоже. Наша цель по инфляции — это годовая инфляция вблизи 4% постоянно.

Отмечу, что важным элементом стратегии таргетирования инфляции является ее гибкость. Мы выбираем такую траекторию возвращения инфляции к цели, которая позволит уменьшить отклонение выпуска от его потенциала. Именно в этом состоит главный вклад денежно-кредитной политики в стабильность и предсказуемость экономических условий, необходимых для трансформации и дальнейшего развития российской экономики.

В этом и следующем году цены по широкому кругу товаров и услуг будут подстраиваться к новым условиям. Временно инфляция будет находиться выше цели. В обычных условиях, чтобы вернуть ее к цели, понадобилось бы год-полтора. Однако сейчас нужно это делать более постепенно, учитывая масштаб изменений в экономике. По прогнозу Банка России, инфляция вернется к 4% в 2024 году.

Реализуя денежно-кредитную политику, мы по-прежнему будем воздействовать на экономику и динамику цен прежде всего через процентные ставки. Основными инструментами денежно-кредитной политики остаются ключевая ставка и коммуникация. Санкционное давление, принимаемые защитные меры в моменте осложнили трансмиссию наших решений в экономику. Эффективность передачи сигнала от ключевой ставки по ряду каналов снизилась. Однако по мере того, как экономика адаптируется к введенным ограничениям, эффективность трансмиссии также восстанавливается.

Напоминаю, что наши решения по ключевой ставке влияют на прочие процентные ставки, на кредитную активность, склонность к сбережениям, совокупный спрос с существенными лагами. Поэтому в основе решений по денежно-кредитной политике лежит не только комплексная оценка текущего состояния экономики, но и среднесрочный макроэкономический прогноз. Модельный аппарат, лежащий в основе разработки прогноза Банка России, был модернизирован, чтобы учесть воздействие на трансмиссионный механизм денежно-кредитной политики возникших ограничений на движение капитала.

В очередной раз подчеркну, что мы сохраняем режим плавающего валютного курса рубля. Банк России не устанавливает каких-либо ограничений или целевых ориентиров по уровню курса или темпам его изменения. Плавающий курс является важным условием проведения независимой денежно-кредитной политики. Он позволяет экономике эффективно подстраиваться к изменениям во внешних условиях.

Ограничения на движение капитала — это инструмент финансовой стабильности. Этот инструмент решает задачу сдерживания избыточной волатильности валютного курса, валютного рынка в моменты особенно сильных внешних шоков. Ранее эту задачу решали валютные интервенции. Но в условиях заморозки счетов Банка России в валютах недружественных стран интервенции не могут быть задействованы в качестве подобного инструмента.

Эффективность денежно-кредитной политики зависит от доверия к ней граждан, бизнеса, участников рынка. Доверие невозможно заработать и сохранить без информационной открытости. И мы по-прежнему стремимся максимально оперативно и полно раскрывать информацию, которая разъясняет наши решения по денежно-кредитной политике.

Но вернемся к ситуации в экономике. Во втором разделе Основных направлений суммированы основные события с осени 2021 года по сегодняшний день и наши действия. Подробно не буду их освещать. Только коротко напомню, что после резкого роста цен в марте — апреле инфляционное давление быстро снижалось. В том числе благодаря увеличению склонности к сбережениям в ответ на рост депозитных ставок после значительного повышения ключевой. Важным фактором было и укрепление обменного курса рубля в мае — июне.

Быстрое снижение текущих темпов роста цен, а также инфляционных ожиданий позволило нам столь же быстро возвращать ключевую ставку к уровням начала года. Банк России оперативно реагировал на поступающую информацию, в том числе принимая решения по ставке и на внеочередных заседаниях. Сейчас ключевая ставка составляет 8% годовых — это минимум с середины декабря прошлого года. Остальные процентные ставки — и депозитные ставки, и доходности облигаций, и кредитные ставки — с различной скоростью, но следуют вниз за ключевой ставкой.

Неопределенность дальнейшего развития ситуации остается крайне высокой. Она связана как с внутренними процессами подстройки экономики, так и с внешними факторами. Внутренние условия — это, как я уже говорил, скорость и масштаб того, как компании будут адаптироваться к изменившейся ситуации, как будут вести себя потребители. Внешние условия — это геополитический фон, ситуация в мировой экономике, инфляция и денежно-кредитная политика в других странах. Для иллюстрации влияния различных сочетаний этих драйверов на экономику и проводимую нами денежно-кредитную политику в дополнение к базовому прогнозу в Основных направлениях этого года мы представляем два альтернативных сценария. Они озаглавлены «Ускоренная адаптация» и «Глобальный кризис».

Наш базовый прогноз на 2022–2024 годы был уже опубликован по итогам июльского заседания Совета директоров. Как всегда, в Основных направлениях мы раздвигаем горизонт прогноза еще на один год — 2025-й. Базовый сценарий предполагает, что уже введенные в отношении российской экономики ограничения сохранятся в текущем виде на всем прогнозном горизонте. Мировая экономика продолжит развиваться в рамках сформированных ранее трендов. В ответ на ускорение инфляции крупнейшие центральные банки будут повышать ставки. Это приведет к замедлению роста мировой экономики в 2023 году. При этом денежно-кредитная политика в крупнейших экономиках будет достаточно выверенной, чтобы избежать масштабной рецессии и острых кризисных явлений.

Нижняя точка снижения ВВП в России будет пройдена в первой половине 2023 года. В существенной мере это снижение связано с сокращением потенциального выпуска. Экономика будет двигаться к новому долгосрочному равновесию. Более подробно концепция равновесного состояния экономики и отклонений от него изложена во врезке 6 сегодняшнего документа. По мере перестройки экономики ее рост возобновится. В IV квартале 2023 года к IV кварталу 2022 года, то есть в годовом выражении, рост ВВП составит 1,0–2,5% (хотя по 2023 году в целом будет снижение из-за высокой базы сравнения первого полугодия).

Долгосрочные темпы роста экономики будут определяться повышением квалификации рабочей силы и эффективности использования капитала, доступностью современных технологий и оборудования, инвестиционным климатом.

Денежно-кредитная политика будет направлена на возвращение инфляции к цели с учетом необходимого масштаба подстройки относительных цен. По нашим оценкам, в 2022 году инфляция составит 12,0–15,0%, в 2023 году снизится до 5,0–7,0% и вернется к 4% в 2024 году.

Замечу, что уровень процентных ставок для населения и бизнеса будет, как и прежде, определяться низкой инфляцией и долгосрочной бюджетной устойчивостью.

При озвученной прогнозной траектории инфляции средняя за год ключевая ставка составит 6,5–8,5% годовых в 2023 году и 6,0–7,0% в 2024 году. А в 2025 году она будет соответствовать нашей оценке долгосрочной номинальной нейтральной ставки 5,0–6,0% годовых.

Сразу скажу, что существуют факторы, которые способны повлиять на оценку нейтральной ставки как вверх, так и вниз. Наиболее значимые из них перечислены во врезке 2 Основных направлений. Мы будем оценивать совокупное воздействие факторов на нашу оценку нейтральной ставки по мере накопления данных.

Альтернативный сценарий «Ускоренная адаптация» предполагает более быструю структурную перестройку экономики. Она происходит в первую очередь за счет лучшей, чем в базовом сценарии, динамики импорта. В этом сценарии мы исходим из того, что компании будут способны быстрее выстроить новые экономические связи. Механизм параллельного импорта дополнительно поддержит доступность необходимых товаров и оборудования. И физические, и стоимостные объемы экспорта здесь также будут выше, чем в базовом сценарии.

Соответственно, восстановительный рост российской экономики в 2023 году в сценарии ускоренной адаптации начнется раньше и будет заметно более активным, чем в базовом сценарии, — рост ВВП в IV квартале 2023 года к IV кварталу 2022 года предполагается 3,5–5,0%. Более быстрое смягчение ограничений на стороне предложения, в частности большая доступность импорта, в сочетании с проводимой денежно-кредитной политикой позволит годовой инфляции вернуться на уровень, близкий к цели, уже к концу 2023 года. Ключевая ставка также будет снижаться быстрее. И уже в 2024 году средняя за год ключевая ставка вернется в нейтральный диапазон 5,0–6,0%.

Второй альтернативный сценарий озаглавлен как «Глобальный кризис». Он предполагает значительное и резкое ухудшение как мировых экономических трендов, так и геополитической обстановки. Устойчиво высокая инфляция в крупнейших странах может потребовать от центральных банков этих стран более резкого и существенного ужесточения денежно-кредитной политики. Это может привести к рецессии в крупнейших экономиках. В странах с формирующимися рынками, особенно в тех, где сложился большой объем внешнего долга, из-за роста внешних ставок могут вырасти риски для финансовой стабильности. При этом сжатие мировой экономической активности в этом сценарии может дополнительно усугубляться геополитикой, в частности новыми санкциями против России. Сочетание этих событий усилит дисбалансы в мировой экономике и способно привести к новому глобальному финансовому и экономическому кризису, сопоставимому по масштабам с кризисом 2007–2008 годов.

Для России подобный мировой кризис будет означать снижение внешнего спроса, цен и объемов экспорта. А дополнительные санкции еще уменьшат доступность импорта. Это осложнит структурную перестройку и адаптацию к новым условиям. ВВП в 2023 году сократится сильнее, чем в 2022 году. И в течение 2024 года ВВП лишь стабилизируется на низком уровне, и только в 2025 году начнется восстановительный рост. Экономика столкнется с повторным сильным проинфляционным шоком, причем он может иметь более длящийся характер в силу более значительного разъякоривания инфляционных ожиданий. Инфляция в этом случае вернется к цели 4% лишь в 2025 году. Это потребует более жесткой денежно-кредитной политики по сравнению с базовым сценарием. Возвращение к нейтральному диапазону ключевой ставки произойдет за пределами прогнозного горизонта.

Отдельно несколько слов о бюджетной политике. Бюджет будет значимо влиять на траекторию экономики во всех сценариях. В результате приостановки действия бюджетного правила в этом году конъюнктура мировых сырьевых рынков стала сильнее воздействовать и на экономику в целом, и на валютный рынок в частности.  Это в том числе привело к большей волатильности курса рубля. Сейчас Правительство прорабатывает новые параметры бюджетного правила. От них будет зависеть масштаб контрциклического влияния бюджетного правила, а также уровень структурного баланса бюджетной системы. Мы будем учитывать и то и другое при уточнении прогноза и в наших решениях.

Российская экономика неоднократно демонстрировала способность адаптации к меняющимся условиям. Мы будем поддерживать этот процесс, при этом оберегая макроэкономическую устойчивость. И еще раз подчеркну, что во всех сценариях денежно-кредитная политика Банка России будет направлена на обеспечение ценовой стабильности, возвращение инфляции к цели.