Весь сайт
закрыть

Пресс-служба Банка России

Информация по итогам брифинга 13 сентября 2013 г.

Информация по итогам брифинга
Председателя Банка России Э.С. Набиуллиной,
Первого заместителя Председателя К.В. Юдаевой,
Первого заместителя Председателя —
руководителя Службы Банка России
по финансовым рынкам С.А. Швецова
13 сентября 2013 года

Э.С. НАБИУЛЛИНА

Добрый день, уважаемые коллеги. Я хочу рассказать о тех решениях, которые были приняты на сегодняшнем заседании Совета директоров. Прежде всего, мы рассматривали один из ключевых документов, которые принимает Центральный банк, — «Основные направления единой государственной денежно-кредитной политики на 2014 год и на период 2015 и 2016 года».

Этот документ после одобрения на Совете директоров, а такое решение состоялось, отправляем в Правительство и Президенту. Предполагается, что он также будет заслушан на заседании Правительства 19 сентября и затем будет внесен в Государственную Думу.

Этот документ составлен на основах преемственности политики, но немного отличается по формату: он чуть короче, обновлена структура. Мы исходили из того, что эта структура удобнее для восприятия документа. Мы дали собственные прогнозные оценки развития экономики и по-новому определили основную цель нашей политики по снижению инфляции.

Что касается прогнозных оценок, безусловно, мы исходили из того, что происходит в мировой экономике. По нашим оценкам, темпы роста остаются низкими. Восстановление экономики в ведущих странах — и в США и в Евросоюзе — будет происходить, но не очень высокими темпами. В последнее время многие аналитики снижают прогнозы, в основном для стран с развивающимися рынками.

Для нашей экономики это означает, что вклад в рост ВВП чистого экспорта будет отрицательным. Инвестиционная активность остается достаточно слабой. Поэтому мы прогнозируем на этот год рост ВВП на 1,8-2%. Инфляция, если не будет никаких дополнительных шоков и если те тенденции, которые сейчас сложились, прежде всего, по продовольственным ценам, по администрируемым ценам и тарифам, будут сохраняться, уложится в наш целевой коридор 5-6%.

На следующие 3 года мы сделали свои оценки развития экономики, рассчитали 3 варианта. Базовый вариант исходит из оценок по ценам на нефть в 101 доллар на 2014 год и 100 долларов на два последующих года. Это совпадает с оценками Правительства. При этом мы учли последнее решение по регулированию тарифов на услуги естественных монополий и по конечным ценам на жилищно-коммунальные услуги, то есть их замораживание на 2014 год, а в 2015 и 2016 годы рост в меру инфляции.

По нашим оценкам, в 2014 году инвестиции начнут восстанавливаться: рост будет около 3%. Это означает, что темп роста ВВП будет около 2%. На 2015-2016 годы мы ожидаем, что рост ВВП будет 2,5-3%.

Мы сделали также 2 сценария: с низкой ценой и с высокой ценой на нефть. С низкой ценой — в 76 долларов за баррель в 2014 году и 75 долларов за баррель в два последующих года, и с высокой ценой — 126 долларов и 125 долларов.

Мы переходим к новому формату формулирования цели по инфляции, а именно — к точечному определению цели, с возможностью отклонения плюс-минус 1,5%. И наш целевой ориентир на 2014 год будет 4,5%, на 2015 год — 4,5% и на 2016 год — 4%.

Почему определили такую динамику ориентира цели по инфляции? Прежде всего, это означает продолжение политики постепенного снижения инфляции. В этом году инфляция будет около 6%. Если мы ставим на следующий год наш ориентир 4,5%, — это достаточно серьезное снижение инфляции. Это очень сложная задача. Но, учитывая то, какое решение приняло Правительство по тарифам ЖКХ, мы считаем, что это сделать возможно без чрезмерного ужесточения денежно-кредитной политики, которое могло бы в ином случае отрицательно повлиять на экономический рост.

Конечно, второй фактор, который мы учитываем при таком определении динамики цели по инфляции, — это экономическая динамика, которая остается пока достаточно вялой.

Как я уже сказала, мы учли решение по жилищно-коммунальному хозяйству, хотя с точки зрения влияния на инфляцию мы увидим достаточно неравномерную динамику, если учитывать, что в 2013 году, по нашим оценкам, цены на ЖКХ вырастут на 12%, то есть приблизительно в 2 раза больше инфляции, затем будет ноль, то есть заморозка, ниже инфляции, и потом — в меру инфляции. Поэтому при определении цели по инфляции нам пришлось на 2015 год предусмотреть сохранение того же целевого параметра, как и на 2014 год, в 4,5%. Тем не менее, и 4-4,5% для России — это нормальные и желаемые показатели по инфляции.

В Основных направлениях денежно-кредитной политики мы предусматриваем постепенную либерализацию курсообразования, чтобы создать все условия для завершения перехода к инфляционному таргетированию. Эта цель сохраняется к 2015 году.

С точки зрения создания условий по переходу к инфляционному таргетированию сегодня на заседании Совета директоров был принят ряд дополнительных решений, прежде всего, по структуре ставок и по инструментам процентной политики Центрального банка.

Мы унифицировали ставки по предоставлению и абсорбированию ликвидности по недельным инструментам, вводим ключевую ставку. Это будет основная ставка, на которую смогут ориентироваться субъекты экономики. На сегодняшний день она составляет 5,5%.

Кроме того, вводим процентный коридор, ширина которого составляет 2 процентных пункта, а нижняя и верхняя границы сформированы фиксированными процентными ставками по однодневным инструментам.

В связи с этим мы снизили ставки по кредитам «овернайт» до 6,5%, то есть до уровня верхней границы коридора.

Важное решение — судьба ставки рефинансирования. Вы знаете, что по ставке рефинансирования практически не предоставляется ликвидность Центральным банком, но эта ставка используется и во многих законах, и во многих нормативных документах, контрактных отношениях банков. Действующая ставка рефинансирования, хоть и широко используется, слабо отражает именно денежную политику Центрального банка.

Мы приняли решение о том, чтобы ставку рефинансирования с 1 января 2016 года уравнять с ключевой ставкой, о которой я говорила раньше. Почему дается эта пауза? Как раз для того, чтобы изменить и нормативно-правовые акты, если будет такая необходимость, понимая, что ставка рефинансирования будет по-другому формироваться, и для того, чтобы банки и иные экономические субъекты, которые используют ставку рефинансирования в своих договорных отношениях, могли адаптировать свою политику.

Кроме того, мы ввели новый инструмент регулярного предоставления ликвидности, — это 3-месячные аукционы по плавающей ставке, которые нужны для того, чтобы высвободить рыночное обеспечение для операций на денежном рынке для банков и таким образом повысить эффективность трансмиссионного механизма. Это решение было принято с учетом той структуры обеспечения в виде нерыночных активов по срокам, которое есть у банков.

Кроме того, сегодня были приняты решения по уровню ставок. Мы при принятии решения по уровню ставок, исходили из следующих соображений. Первое: инфляция пока остается выше целевого коридора, хотя мы ожидаем, что к концу года инфляция вернется в целевой коридор. Второе: инфляционные ожидания стабильны и не увеличиваются, но пока остаются на высоком уровне. Наша задача — снизить инфляционные ожидания. Это требуется для достижения целей по инфляции, достаточно серьезных на следующий год.

И третье соображение, из которого мы исходили, — задача снижения инфляции с 6% до 4,5% в 2014 году — достаточно серьезная, даже несмотря на то, что было принято решение по замораживанию тарифов на ЖКХ. Даже с учетом этого решения, нам предстоит достаточно серьезное движение — на 1,5 процентных пункта.

Еще одно соображение касается динамики экономического роста. Мы оцениваем потенциальные темпы роста в диапазоне 2-2,5%. Сейчас есть небольшой отрицательный разрыв выпуска, где-то в пределах 0,5%. По нашим оценкам, нет оснований ожидать, что этот разрыв будет увеличиваться в ближайшие месяцы. Но, тем не менее, мы понимаем, что это расчетная величина разрыва выпуска. Есть и другие индикаторы, такие как безработица. Она, несмотря на помесячные колебания (то растет, то падает), остается пока на достаточно низком уровне, на исторически минимальном для России. Все это указывает на структурную природу замедления темпов экономического роста. Для его ускорения нам нужен рост производительности труда. И монетарные стимулы здесь вряд ли будут достаточно эффективными.

Во-первых, не очень большой разрыв выпуска, во-вторых, достаточно большие инфляционные ожидания — это всё стало основанием для сохранения процентных ставок по основным операциям на прежнем уровне.

Вот это, наверное, основное, что я хотела сказать вначале. Пожалуйста, задавайте вопросы мне и Сергею Анатольевичу (Швецову), который курировал вопросы денежно-кредитной политики, готовил «Основные направлениям денежно-кредитной политики» и Ксении Валентиновне (Юдаевой), поскольку эстафетная палочка передается ей от Сергея Анатольевича.

Несколько слов о функциях Ксении Валентиновны. Ксения Валентиновна будет курировать вопросы денежно-кредитной политики и непосредственно Департамент финансовой стабильности, Департамент денежно-кредитной политики, Департамент операций на финансовом рынке, Департамент обеспечения и контроля операций на финансовых рынках и работу заместителя Председателя Банка России Ивановой Надежды Юрьевны, которая курирует Департамент статистики и Сводный экономический департамент.

ВОПРОС

В сегодняшнем комментарии по итогам решения Совета директоров появилась фраза о балансе между инфляционными рисками и рисками низкой экономической активности на ближайшее время. Правильно мы понимаем, что, по крайней мере, на следующем Совете директоров вы не будете менять ставки?

Э.С. НАБИУЛЛИНА

Естественно, гарантии по поводу того, какое решение будет принято на Совете директоров, мы дать не можем. Будет специальное рассмотрение, в том числе с учетом информации, которую мы получим к следующему заседанию Совета директоров. Но мы видим, что с учетом нынешних тенденций, если они сохранятся, то вероятность сохранить уровень ставок большая.

ВОПРОС

Можно уточнить, почему было принято решение сократить срок предоставления средств по аукциону под нерыночные активы до 3 месяцев? И будет ли проводиться аукцион по предоставлению ликвидности на год?

Э.С. НАБИУЛЛИНА

Да, если вы заметили, мы в пресс-релизе обозначили, что многие инструменты приостанавливают свое действие. Этот инструмент (годовой аукцион) не приостанавливается, но он и не был регулярным. Не было принято решение и о том, что мы будем проводить следующий аукцион.

Мы провели первый аукцион (в июле), проанализировали его итоги. И с учетом этих итогов, на наш взгляд, сейчас наиболее эффективным инструментом предоставления ликвидности под обеспечение нерыночными активами является 3-месячный аукцион, потому что то обеспечение, которое имеется у банков, по срочности не всегда дотягивает до года. Взамен мы предлагаем 3-месячный, но регулярный аукцион и заранее объявляем дату следующего аукциона, с тем, чтобы банки могли прогнозируемым образом получать ликвидность под нерыночные активы.

ВОПРОС

Расширяя кредитование под нерыночные активы, вы не опасаетесь того, что это может быть слишком рискованно? И какой, по вашему мнению, приемлемый уровень этого риска, в том смысле, какая доля рефинансирования может приходиться на кредитование под нерыночные активы? Какая она сейчас?

С.А. ШВЕЦОВ

Вы абсолютно правы, что использование нерыночных активов несет для Центрального банка дополнительные риски по сравнению с операциями РЕПО. Это связно даже не столько с тем, что качество самого обеспечения хуже или лучше, а что сама залоговая схема при предоставлении кредитов под нерыночные активы несколько уступает той юридической модели, которая использует в сделках РЕПО.

Мы установили лимит на эти операции. Каждая кредитная организация имеет возможность привлечь средства от Банка России по этому инструменту в размере одного капитала, то есть мы управляем рисками через лимитирование. По РЕПО — это 3 капитала. Соответственно, по РЕПО лимит на каждую кредитную организацию в 3 раза выше.

Анализируя риски Банка России, мы исходим из того, что основной риск — репутационный, а именно - невыполнение возложенных законодательством на Центральный банк функций по рефинансированию банковской системы. Конечно, мы это делаем не от хорошей жизни. Мы видим сегодня достаточно большой объем средств, предоставленных Банком России в рамках программы рефинансирования, и видим, что больше 50% всех облигаций, находящихся в собственности кредитных организаций, стабильно находятся в Банке России. Это мешает кредитным организациям управлять собственной ликвидностью на межбанковском рынке.

Поэтому одна из основных задач применения нового инструмента — снизить объем выкупленного Банком России рыночного обеспечения, предоставив банкам возможность перераспределять между собой ликвидность с помощью этого обеспечения.

Кроме того, мы используем дисконты по нерыночным активам. Мы их принимаем с достаточно большими дисконтами, которые превышают дисконты, которые мы используем по сделкам РЕПО.

Таким образом, эти классические инструменты управления кредитным риском, которые используют и кредитные организации, мы также собираемся применять. У нас есть достаточное понимание, достаточная уверенность, что никаких потерь для Банка России, превышающих наши доходы по этим операциям, ожидать не приходится.

ВОПРОС

Целевой ориентир на следующий год — точечный — 4,5%. Он подразумевает снижение инфляции до 4,5%, или учитывается отклонение в 1,5% и можно будет говорить о 6%? Либо это просто процент отклонения, на который ЦБ не будет реагировать, когда будет получать данные об инфляции?

Э.С. НАБИУЛЛИНА

Это все-таки целевой ориентир - точечный в 4,5%. А плюс-минус 1,5% мы предусматриваем для отклонений, которые будут зависеть от тех факторов, которые нам неизвестны на данный момент, которые мы не можем учесть в прогнозе. По сути дела, это действие случайных причин. И пока отклонения, вызванные именно такими факторами, их иногда называют шоковыми или непредсказуемыми, находятся в этих пределах, каких-то специальных дополнительных мер по ужесточению или смягчению политики (потому что колебания могут быть в разные стороны), Центральный банк применять не будет. Но наша цель все-таки 4,5%.

С.А. ШВЕЦОВ

Я подробнее скажу, о каких факторах идет речь. Это, прежде всего, рынок продовольствия. И монетарные факторы здесь бессильны. Если будет неурожай или наоборот — очень хороший урожай, инфляция может отклоняться в ту или другую сторону.

Плюс — это перенос валютного курса. Если будет серьезное укрепление, опять же инфляция будет снижаться. Если будет ослабление рубля, будет определенное давление на цены.

Вот эти факторы они находятся за пределами наших возможностей, потому что они носят разовый характер. И они как раз будут игнорироваться Банком России, если инфляция не выходит за пределы отклонений.

Э.С. НАБИУЛЛИНА

Еще может быть один фактор в качестве примера. Мы исходили в наших расчетах цели в 4,5% из того, что конечные цены на ЖКХ действительно будут заморожены. То есть, это предполагает, что никакие способы повышения нормативов потребления и так далее не приведут к тому, что будет рост стоимости услуг жилищно-коммунального хозяйства. Нам нужно будет посмотреть, как будет на практике, потому что между решением регулятора и реальной динамикой услуг на ЖКХ может быть тоже определенный разрыв. Мы надеемся, что этого не будет. Но такой фактор может также сыграть определенную роль.

ВОПРОС

Сергей Анатольевич, не могли бы Вы сказать, какой эффект к концу полугодия оказало или еще окажет на инфляцию ослабление рубля, которое было с мая? И мы не заметили в документах обновленный прогноз по оттоку капитала. Не могли бы Вы сказать, какой у вас прогноз на 2013 год? И что Вы ожидаете по движению капитала в 2014 году в зависимости от цены на нефть?

С.А. ШВЕЦОВ

Вы знаете, у нас все-таки неустойчивая тенденция к ослаблению рубля — в последние дни рубль вырос. За прошедший год номинально к доллару ослабление примерно на 4%. При этом к другим валютам рубль укрепился.

Поэтому в целом я расцениваю воздействие изменения курса на цифры по инфляции как достаточно нейтральное, в пределах 0,1%, может быть, 0,15%.

Э.С. НАБИУЛЛИНА

Мы ожидаем некоторое уменьшение оттока капитала во втором полугодии. Оценка по 2013 году — 67 млрд долларов. Оценка по основному варианту нашего прогноза на следующий год — отток 30 млрд долларов.

То, что в первом полугодии у нас был отток, связано с несколькими факторами — как внутренними, так и внешними, в том числе с действиями международных инвесторов, которые выводили капиталы с развивающихся рынков, в частности, опасаясь предполагаемого сокращения программ количественного смягчения США. На наш взгляд, во многом инвесторы эти уже риски заложили, и в будущем может быть затухающий отток капитала.

ВОПРОС

У меня вопрос уточняющий. Вы пишете, с 2014 года Банк России приостановит все операции на срок свыше 1 дня. Это что значит? Сейчас, например, овернайт, — это самые популярные и самые частые операции.

Э.С. НАБИУЛЛИНА

Во-первых, мы приостановим все регулярные, кроме недельных, операции по предоставлению ликвидности и по абсорбированию ликвидности, по которым формируется ключевая ставка. Плюс у нас будут 3-месячные операции по плавающей ставке, и, действительно, дневные операции по фиксированным ставкам. У нас не будет иных регулярных операций именно для того, чтобы банки могли лучше управлять своей ликвидностью.

К.В. ЮДАЕВА

Политика меняется следующим образом. Основными операциями будут операции по ключевой ставке — недельной. Это будут либо недельные кредиты, либо недельные депозиты в зависимости от ситуации на рынке ликвидности. Но с учетом структурного дефицита ликвидности мы предполагаем, что все-таки в ближайшее время в основном это будут операции по предоставлению кредитов.

Дальше устанавливается тот самый процентный коридор, о котором говорила Эльвира Сахипзадовна. Плюс-минус 1%. На этом уровне фиксируются дневные ставки. И мы считаем, что с помощью этих дневных операций банки могут дополнительно управлять своей ликвидностью на более коротком горизонте, чем неделя, поскольку наши основные операции будут проводиться раз в неделю.

Мы в дальнейшем оставляем за собой возможность в связи с ситуацией на рынке, в связи с ситуацией с ликвидностью проводить некоторые точечные операции.

Еще из основных инструментов по предоставлению ликвидности будет аукцион под нерыночные активы на 3 месяца, который будет позволять все-таки высвобождать рыночное обеспечение для того, чтобы банки могли осуществлять операции по предоставлению ликвидности друг другу через денежный рынок, а не оперировать с Банком России как с единственным своим контрагентом.

Все операции на более длительные сроки, за исключением точечных, разовых, будут приостановлены. По ним и сейчас, как вы знаете, спрос не очень большой. Поэтому, по нашему мнению, новая система будет более прозрачной, более четкой, позволит лучше проводить денежно-кредитную политику и лучше наладить трансмиссионный канал...

Э.С. НАБИУЛЛИНА

Еще одно добавление. Вот такое изменение в основном будет происходить с 1 февраля, чтобы все успели подготовиться. Действительно, основные ставки недельные. Но если вдруг банки либо ошибутся в прогнозе своей ликвидности, либо появятся какие-то дополнительные факторы, вот эти инструменты точечной настройки — операции РЕПО на аукционной основе от 1 до 6 дней — позволят им проблему решать.

На наш взгляд, еще раз повторю, это, действительно, очень важное решение, которое мы принимаем с точки зрения инфляционного таргетирования, — такое некоторое упрощение системы инструментов Банка России.

Мы считаем, что через эту систему инструментов (более простую, более прозрачную, более понятную) мы сможем более эффективно воздействовать на процентные ставки денежного рынка.

Именно это наша задача.

ВОПРОС

Для снижения волатильности ставка отменяется однодневная? Какова цель?

С.А. ШВЕЦОВ

Вы знаете, мы действительно отменяем однодневные аукционные операции, чтобы сконцентрировать спрос банковской системы на недельных операциях. При этом волатильность, с нашей точки зрения, не увеличится сильно. При этом дисциплина банков должна вырасти, работа казначейств должна улучшиться, они должны более эффективно использовать усреднение.

Мы снижаем ставку овернайт, которая до этого была штрафной, а теперь она составит всего 6,5%, и добавляем обеспечение, которое раньше не использовалось — это золото и нерыночные активы. То есть теперь овердрафты можно принимать на этих условиях.

Нужно это для того, чтобы ситуация на денежном рынке была стабильна и прогнозируема для банковской системы. Когда банковская система занимает на неделю, то прогноз ликвидности облегчен для банков и они четко понимают, какая ситуация будет складываться. Если вдруг, как уже была сказано, произошли ошибки, мы оставляем за собой право проводить аукцион от одного до шести дней как по предоставлению ликвидности, так, если перейдем в состояние избытка ликвидности — по абсорбированию. То есть это будет так называемый fine tuning, операция тонкой настройки, которая позволит избежать избыточной волатильности процентных ставок на денежном рынке. В любом случае наши обязательства — удержать эти ставки внутри процентного коридора.

Э.С. НАБИУЛЛИНА

Я призываю вас задавать вопросы по изменению системы ставок, потому что действительно система меняется. От множественности ставок мы пытаемся перейти к более простой системе и, наверное, не всем понятно, какие причины, какие цели, что будет происходить. Пожалуйста, задавайте вопросы.

ВОПРОС

Я хочу уточнить по 3-месячному аукциону под нерыночные активы. У меня два уточнения. Правильно ли мы понимаем, что сам подход ЦБ к отбору этих кредитов не менялся? То есть это не делается за день. Банк не приносит и в тот же день не получает одобрение по своему пулу? То есть мы рассчитываем на тот пул, который банки накопили. Следующий 3-месячный аукцион запланирован на 14 октября. Вы считаете, что накопленного обеспечения, которое еще не задействовано в годовом аукционе и не задействовано в тех операциях, которые были раньше, достаточно для того, чтобы выбрать эти 500 млрд. рублей?

И второй вопрос. Вы сказали, что введение 3-месячного аукциона обусловлено срочностью активов, которые Банк России готов принимать. Означает ли это, что реальная срочность тех качественных активов банков, которые Банк России уже оценил, действительно 3 месяца? Тогда что это за кредиты? Не очень понятно.

С.А. ШВЕЦОВ

Вы знаете, мне кажется, что 3 месяца — это минимальный срок для кредита, который может быть заложен. Но кредит может быть и на 2 года, и на 1 год, и на 6 месяцев. Здесь Банк России не ограничивает кредитные организации по тому, что они закладывают. Важно, чтобы кредит, который закладывается, имел до погашения не меньше 3 месяцев. Он мог быть изначально на 1 год, но выдать его банк мог 9 месяцев назад и осталось 3 месяца.

С точки зрения нашего анализа мы видим, что снижение срока кредита с года до трех (месяцев) в значительной степени увеличивает залоговую массу, которой располагают банки. Мы действительно заранее, за месяц, объявили дату аукциона, чтобы у банков сейчас была возможность принести кредиты в Главное управление, зарегистрировать их и увеличить залоговую массу. Мы не можем сегодня точно сказать, каким будет спрос, это зависит от самих кредитных организаций. Но мы считаем, что 500 млрд. рублей — это та сумма, которая нормально могла бы быть размещена среди кредитных организаций на этом аукционе.

ВОПРОС

Можно уточнить. Это новая залоговая масса?

С.А. ШВЕЦОВ

Часть залоговой массы уже зарегистрирована, часть - нет. А к моменту аукциона будет сформирована залоговая масса, частично состоящая из того, что уже сегодня зарегистрировано, частично — из тех кредитов, которые будут принесены в течение месяца.

Мы видели спрос на годовом аукционе — 300 млрд рублей. Рассчитывали на больший объем. Пообщались с банками. Банки сказали, что у них было зарегистрировано на тот момент недостаточное количество кредитов, выданных на срок от 1 года.

Э.С. НАБИУЛЛИНА

Плюс к этому мы заранее объявляем, когда у нас состоится следующий аукцион. У банков будет возможность регистрировать обеспечение в этот период до следующего аукциона.

ВОПРОС

Во сколько вы сейчас оцениваете объемы аукционного обеспечения? Будете ли вы еще расширять линейку аукционов инструментами другой срочности, например, на 6 месяцев? И если говорить об изменении политики в смысле совершествования инструментов ЦБ, как это скажется на объемах недельных операций?

Э.С. НАБИУЛЛИНА

На данный момент линейку расширять не планируем. Мы считаем, что тот набор инструментов, который мы предоставляем, решает основные проблемы банков.

Что касается залоговой массы. Это вопрос к Сергею Анатольевичу.

С.А. ШВЕЦОВ

У нас зарегистрировано залоговой массы примерно на 1 трлн рублей. Сегодня она уже активно используется банками для привлечения внутридневных кредитов не в Московском регионе. Московский регион должен подключиться в обозримом будущем. Мы считаем, что этого достаточно, чтобы взять, по крайней мере, 500 млрд рублей (на аукционе).

Э.С. НАБИУЛЛИНА

Введение этого нового инструмента не означает просто дополнительную ликвидность. Мы все инструменты базируем на нашем прогнозе ликвидности. Это не означает смягчение денежно-кредитной политики, потому что я помню, когда вводили годовой аукцион, были опасения, что это будет добавление ликвидности. Вы помните, что мы тогда вычитали сумму, которая была взята на годовом аукционе, из лимитов по нашим операциям РЕПО. Здесь планируется приблизительно такой же подход на основе наших прогнозов ликвидности.

ВОПРОС

Все сегодняшние изменения — насколько это масштабный шаг? И почему сегодня, почему на этом заседании?

Э.С. НАБИУЛЛИНА

Основные направления денежно-кредитной политики мы должны делать по плану каждый год. Мы сделали их в сентябре. А настройка процентных инструментов Банка России, работа по их настройке шла давно, и она связана с нашим планом работы по переходу к инфляционному таргетированию. Это плановая работа. Просто мы ее завершили, коллеги проинвентаризировали, проанализировали эффективность действующих инструментов, их востребованность банковским сообществом и главное — оценили с точки зрения повышения эффективности нашего трансмиссионного механизма для того, чтобы нам завершить создание условий перехода к инфляционному таргетированию. Поэтому это важное решение, но оно плановое.

ВОПРОС

В проекте денежно-кредитной политики сказано, что к 2015 году планируется завершить переход к режиму плавающего валютного курса. Хочется проговорить еще раз, что это будет означать — вы откажетесь от интервенций окончательно либо сохранится какая-то возможность для их проведения? И во время переходного периода, на подходе к 2015 году, что будет меняться? Будет меняться коридор? Будет сокращаться объем интервенций, при которых происходит сдвижка коридора? И не ожидаете ли вы, что волатильность курса станет еще выше в течение этого времени?

Э.С. НАБИУЛЛИНА

Переход к инфляционному таргетированию, конечно, означает то, что у нас будут минимизированы противоречия между политикой поддержания курса и политикой инфляционного таргетирования. У нас сейчас, тем не менее, остаются валютные интервенции. Мы увеличиваем либерализацию курсообразования, в том числе путем уменьшения накопления валютных интервенций, при которых происходит сдвижка коридора. Эту работу мы должны будем завершить в течение 2014 года.

ВОПРОС

Было лето, депутаты на каникулах, экономисты тоже отдыхали. Но сейчас Вы будете «Основные направления» вносить в Думу и опять, наверное, возникнет вопрос, что Центральному банку хорошо бы снизить ставки, смягчить политику для того, чтобы экономический рост у нас усилился. В то же время были разговоры о том, чтобы наделить Председателя Центрального банка ответственностью за рост ВВП. Как Вы к этому относитесь? Собственно, готовы ли Вы опять к этим претензиям, что на Вас будут давить по смягчению ставки?

И в связи с этим еще вопрос. В среду у Президента было совещание, где Вы тоже были. Скажите, пожалуйста, какие задачи ставятся Центральному банку в связи с теми вопросами, которые на нем обсуждались?

Э.С. НАБИУЛЛИНА

Я считаю, чтобы способствовать экономическому росту, надо снижать инфляцию. Это наша основная задача. Последние поправки в законодательство, которые были летом, уточнили задачи Центрального банка. Тема экономического роста тоже обсуждалась. Мне кажется, что найдена очень удачная формулировка. Удачна не только формулировка. Она реально отражает функции Центрального банка, что его задачей является поддержание стабильности цен, и таким образом создание условий экономического роста.

Дискуссии по поводу того, что хорошо бы Центральному банку снизить ставки и этим стимулировать экономический рост, безусловно, будут продолжаться, такие дискуссии ведутся практически во всех странах, где экономическая динамика не очень сильная. Часто приводятся в пример программы количественного смягчения, которые в ряде стран, по некоторым оценкам, были эффективны.

Но у нас совершенно другая ситуация. Я еще раз повторю. На наш взгляд, монетарный стимул не даст эффекта при высоких инфляционных ожиданиях и при низком разрыве выпуска. Монетарным стимулом при высоких инфляционных ожиданиях экономический рост мы не сможем повысить. Наш монетарный стимул уйдет в инфляцию, а не в увеличение выпуска. Это связано с тем, в какой экономической ситуации мы находимся. Еще раз — у нас низкая безработица, загрузка производственных мощностей высокая, хотя имеются колебания по месячным данным, но все равно она достаточно высокая.

Основной потенциал роста экономики — это структурные реформы, направленные на улучшение инвестиционного климата, на повышение производительности труда. Монетарные стимулы не позволят решить эту задачу и, на наш взгляд, с учетом низкого разрыва выпуска и высоких инфляционных ожиданий снижением ставок повлиять на экономический рост безинфляционно не получится. Это ответ на первый вопрос.

На совещании у Президента не обсуждались задачи Центрального банка. Мы обсуждали прогноз (макроэкономического развития) и бюджет. Говорили о своих прогнозных оценках, в том числе обсуждали цели по инфляции. Принятые решения по снижению темпов индексации тарифов, на наш взгляд, благотворно скажутся и на политике по снижению инфляции.

ВОПРОС

Вы делаете ключевой ставкой ставку недельного РЕПО. При этом к 2016 году мы ставку рефинансирования, которая сейчас играет номинальную роль, приближаем к ставке недельного РЕПО. Как сказала Эльвира Сахипзадовна, этот период нужен для того, чтобы дать время участникам рынка подготовиться. Не очень понятно, к чему готовиться? Ставка рефинансирования используется в штрафных санкциях, в договорах, еще где-то. А зачем мы приближаем? Пусть будет ставка рефинансирования номинальная, ключевая ставка — ставка недельного РЕПО.

К.В. ЮДАЕВА

Коллеги, существует очень большая путаница. Если вы возьмете большое количество правоустанавливающих документов, посмотрите на традицию, то увидите, что основной ставкой Центрального банка считается ставка рефинансирования, однако по ней в реальности ничего не выдается. Но ее значимость в общественном восприятии очень большая, и она воспринимается как ключевая, хотя таковой не является.

Могут быть разные варианты, что с этим делать, в частности, ее изменить или отказаться от нее. Но сразу мы не можем этого сделать, так как она прописана во многих законах и сразу ее поменять до уровня ключевой нельзя, так как это может иметь шоковые последствия для разных сфер экономической деятельности, к примеру, для малого бизнеса. Напомню, у нас компенсации малому бизнесу привязаны к ставке рефинансирования. Если мы ставку рефинансирования вдруг в 1,5 раза меняем, это может иметь негативные последствия.

Поэтому мы сейчас намеренно не меняем ставку рефинансирования. Да, мы пытаемся не акцентировать на ней внимание. Да, мы намеренно снижаем ее значимость на ближайшее время. Но поскольку хотелось бы этот бренд сохранить, мы объявляем, что к 2016 году она сравняется с ключевой ставкой, которая и будет называться ставкой рефинансирования.

Мы будем вести диалог с Правительством, объяснять им сложившуюся ситуацию. Вести диалог с банками, у которых многие кредитные, депозитные ставки индексируются и привязаны к ставке рефинансирования. Это вопрос к Правительству — хочет ли оно продолжать привязывать разного рода санкции или, наоборот, субсидии, к ставке рефинансирования. Решение за ним.

Чтобы не было большого шока, мы берем паузу и всем разъясняем, что в 2016 году произойдут такие изменения.

ВОПРОС

Уточнение по периодичности аукциона 3 месяца. У вас написано, что дата первого где-то в октябре, а следующий — в январе. Можно так понимать, что это будет квартальный инструмент?

К.В. ЮДАЕВА

Это, безусловно, будет квартальный инструмент, и мы планируем, что он (аукцион) будет проходить раз в три месяца день в день и у банков, нуждающихся в получении ликвидности по этому инструменту на длительный срок, будет возможность продления кредита.

ВОПРОС

По поводу перехода к инфляционному таргетированию. Недавно Центральный банк уже снизил объем интервенций, который приводит к сдвигу бивалютного коридора. Возможно ли до конца года еще какое-то снижение этого объема или расширение коридора?

К.В. ЮДАЕВА

Детальные планы по переходу пока мы только разрабатываем.

ВОПРОС

Вы сказали, что 3-месячные аукционы будут проводиться поквартально. А что будет с годовыми? Это тоже будет какая-то программа?

К.В. ЮДАЕВА

Годовой объявлялся как разовый. При необходимости будет объявлен следующий годовой аукцион.

ВОПРОС

Эльвира Сахипзадовна сказала, что если текущие тенденции сохранятся, то велика вероятность что на ближайшем заседании Совета директоров ставки не будут изменены. Какие именно тенденции имеются ввиду? Это разрыв выпуска и инфляция выше своего диапазона, или есть еще какие-то факторы, которые могут этому способствовать? И если, допустим, один фактор изменится, а второй — нет?

К.В. ЮДАЕВА

Мы будем смотреть. Ровно поэтому мы регулярно проводим Советы директоров, чтобы иметь возможность менять процентную политику.

Если инфляция начнет снижаться гораздо быстрее, и у нас будут сигналы к тому, что инфляционные ожидания снижаются, то соответственно это повлечет за собой изменение денежно-кредитной политики хотя бы потому, что при более низкой инфляции и более низких инфляционных ожиданиях сохранение по сути прежней денежно-кредитной политики станет ее ужесточением, чего мы бы допустить не хотели.

То же самое касается и динамики разрыва выпуска и безработицы. Если мы увидим, что ситуация существенно ухудшается, а это значит, что давление со стороны спроса на цены существенно снижается, то это нам позволит смягчить политику без угрозы для инфляции. Если наоборот — темпы экономического роста ускорятся, то будем действовать по обстановке. И так во всех возможных сценариях. Пока при сохранении нынешней динамики инфляции, небольшого разрыва выпуска и безработицы с большой вероятностью существенных изменений в процентной политике у нас не будет. Будем следить за ситуацией, потому что ситуация все время приносит какие-то сюрпризы и нуждается в постоянном анализе, и подстройке политики под ее изменение.

ВОПРОС

Вы сказали, что пока детального плана по переходу к инфляционному таргетированию и гибкому курсообразованию нет. А когда такой план появится?

К.В. ЮДАЕВА

Я работаю 2-ой день в Центральном банке. Я знаю, что есть детальный план действий по переходу к инфляционному таргетированию. Я не успела его в деталях изучить. Поэтому, к сожалению, вам ответить абсолютно точно на этот вопрос я сейчас не смогу.

У нас были большие споры по поводу целевых ориентиров на следующий год, в том числе, в связи с решением заморозить тарифы, которое вносит достаточно серьезную волатильность в динамику инфляции и ее компонентов. При этом когда объявлялся ориентир в 4,5%, уже предполагалось, что его можно достичь только при гораздо более низком росте тарифов, чем в предыдущие годы.

Но дальше, если вы помните, планировалось постепенное снижение инфляции. Решение, которое сейчас принято, что мы оставляем ориентир на 4,5% в 2014 году и на 2015 год его не меняем, — это решение принято с учетом динамики тарифов. Мы таргетируем не монетарную, а совокупную потребительскую инфляцию и соответственно должны учитывать в своих прогнозах волатильность немонетарных факторов.

ВОПРОС

По поводу коридора процентных ставок Банка России. Мы имеем дело со структурным дефицитом ликвидности и при этом повышена ставка по абсорбированию ликвидности. Правильно я понимаю, что это чисто техническое действие, которое не декларирует цель Банка России абсорбировать больше? В текущий момент это сделано для установления паритета ставок?

К.В. ЮДАЕВА

Вы верно сказали — это совершенно техническое действие. Оно связано с переходом к инфляционному таргетированию, предполагающее наличие единой ставки, по которой в зависимости от ситуации на рынке ликвидности происходят те или иные действия — либо кредиты выдаются, либо принимаются депозиты.

Как я уже сказала, по нашему прогнозу будет дефицит ликвидности в ближайшее время, и мы предполагаем, что по этой ставке будут именно предоставляться кредиты, а не привлекаться депозиты.

ВОПРОС

У вас на следующий год 4,5%. Если вдруг получается так, что немонетарные факторы — цены на продовольствие или влияние валютной переоценки или ослабление рубля, приводит к тому, что инфляция будет не 4,5%, а, к примеру, 5,5% — это считается, что ЦБ уложился в диапазон?

К.В. ЮДАЕВА

Речь идет не только о немонетарных факторах. Мы таргетируем общую инфляцию, а не базовую или какой-то другой показатель монетарной инфляции. И мы делаем прогноз инфляции, исходя из той информации, которая у нас сейчас есть по всем факторам — и по монетарным, и по немонетарным. Но если немонетарные изменятся по сравнению с тем, как мы их предвидим сейчас, но при этом укладываются в 1,5%, то действительно мы будем считать, что мы выполнили цель, и не будем менять свою денежно- кредитную политику.

ВОПРОС

Вы предполагаете, что отрицательный разрыв выпуска будет сохраняться и в течение 2014 года?

К.В. ЮДАЕВА

Мы предполагаем, что он несколько будет сокращаться.

ВОПРОС

Будет сокращаться, но будет оставаться. Соответственно, как учат нас классические теории, в такой ситуации повышается значимость денежной поддержки экономики. И для нее у нас есть Минфин и Центральный банк. Минфин сокращает расходы, в реальном выражении идет снижение, то есть у нас бюджет вносит в экономический рост отрицательный вклад и будет вносить весь 2014 год, как собственно и в первом полугодии этого года. То есть будет расти давление на Центральный банк, чтобы он становится таким неким центром экономической политики. Вопрос в следующем: вот в такой ситуации вы так и будете по-прежнему настаивать на структурных реформах и так говорить Владимиру Владимировичу на его вопросы: проводите реформы, Владимир Владимирович.

К.В. ЮДАЕВА

Сегодня мы озвучили наши оценки темпа роста потенциального выпуска и разрыва выпуска.

Я, честно говоря, была очень удивлена, когда пришла в Центральный банка, тем что он такие оценки делает, потому что, на мой взгляд, оценок потенциального выпуска и разрыва выпуска в России больше не делает никто. А все рассуждения на тему того, насколько эффективен или не эффективен может быть Центральный банк с точки зрения поддержания экономического роста, они «на подкорке» связаны именно с оценками разрыва выпуска. Если бы мы считали, что у нас разрыв выпуска, скажем 1,5%, то в наших условиях мы бы считали, что Центральный банк действительно может и даже должен использовать меры денежно-кредитной политики для поддержания экономического роста.

Но наш анализ показывает, что снижение темпов экономического роста за последнее время произошло в значительной степени не под влиянием каких-то циклических факторов, на которые Центральный банк может влиять, а из-за изменения структурных факторов, на которые Центральный банк влиять не может. И поэтому, несмотря на то, что темпы экономического роста действительно серьезно замедлились, использовать эффективно денежно-кредитную политику для того, чтобы эти темпы ускорить, невозможно. То есть, серьезного эффекта от такой политики не будет. Это то, что показывают наши внутренние оценки, и поэтому мы продолжаем эту линию.

Вероятно, Вы говорите, что будет много других факторов, влияющих на выпуск, которые могут приводить к тому, что в последующие годы разрыв выпуска будет сохраняться или расширяться. Если разрыв выпуска будет увеличиваться, давление со стороны спроса на инфляцию будет снижаться, то, естественно, мы будем менять денежно-кредитную политику, в том числе, используя ее как инструмент поддержки спроса без влияния на инфляцию.

Спасибо!

Информация по итогам брифинга 13 сентября 2013 г.