Весь сайт
закрыть

Председатель Банка России Эльвира Набиуллина выступила на Международной конференции «Современный аудит: проблемы и перспективы»

(стенограмма)

Добрый день, уважаемые коллеги. Я позволю себе развернуто ответить на тот вопрос, который был поставлен достаточно широко. И начну с того, что современный финансовый рынок – сложный организм, эффективность которого существенным образом зависит от качества работы множества институтов, которые обслуживают принятие инвестиционных решений, порождающих перемещение капиталов между странами, отраслями и субъектами экономики.

И работоспособность институтов в каждой отдельно взятой стране определяет конкурентоспособность локального финансового рынка и, соответственно, доступ к мировому капиталу для субъектов национальной экономики.

Теме качества аудита сегодня уделяется первостепенное внимание, так как в своем большинстве акционеры, потребители финансовых услуг и даже регуляторы не имеют возможности самостоятельно проверять достоверность и полноту раскрываемой информации, оценивать качество корпоративного управления и работы систем управления рисками.

Именно институты внутреннего и внешнего аудита призваны выполнять на финансовом рынке данную функцию, функцию, которая обеспечивает доверие к информации, на основе которой инвесторы и регуляторы принимают свои решения.

Банк России как регулятор финансового рынка крайне заинтересован в развитии аудиторской отрасли, повышении качества аудиторской работы и пресечении недобросовестных практик. Мы хотим быть уверены в том, что, если финансовая организация получила заключение аудитора, мы можем на нее рассчитывать, полагаться, и мы должны быть уверены, что отчетность достоверна.

Поэтому мы и решили в этом году впервые выступить с инициативой проведения конференции для всестороннего обсуждения данных проблем участниками профессиональных сообществ. Я рада, что здесь собралась такая широкая аудитория, как я уже сказала: и представители крупнейших банков и финансовых институтов, и подразделений внутреннего аудита, что очень важно, и наши российские и международные аудиторские фирмы.

Я тоже надеюсь, что у нас получится конструктивное обсуждение состояния, тенденций и направлений развития, проблем аудиторской отрасли, в том числе проблем взаимодействия внешнего и внутреннего аудита в финансовом секторе.

Я хочу поблагодарить за согласие участвовать в нашей конференции Антона Германовича (Министерство финансов, которое регулирует эту отрасль, где много инноваций сейчас вводится) и Татьяну Алексеевну (Счетная палата, бесспорно, создает стандарты качества внешнего аудита), и наших международных экспертов – Роберта Ходжкинсона (по проблеме внешнего аудита) и Марка Каравана (по вопросам внутреннего аудита).

Мы рассчитываем, что в диалоге с участниками рынка аудиторских услуг регуляторы смогут выработать оптимальные подходы и к регулированию, и к надзору, заложить основы для устойчивого развития институтов аудита в России.

Для нас одинаково важно обеспечить высокое качество работы и прозрачность как внешнего, так и внутреннего аудита.

Я хочу начать с вопросов внутреннего аудита в финансовых организациях. В целом кредитные организации уже имеют компетенции в организации работы служб внутреннего аудита и контроля. Службы внутреннего аудита кредитных организаций успешно сопровождают решение таких задач, как расследование злоупотреблений, сопровождение проверок внешнего аудита и внешних надзорных органов, независимая оценка служб управления рисками, проверка эффективности методологии оценки банковских рисков.

Во многих организациях деятельность служб внутреннего аудита и внутреннего контроля соответствует требованиям российского регулятора и востребована как собственниками, так и менеджментом кредитных организаций. Они строят свою работу на основе лучших международных практик, адаптируют свою деятельность к экономическим условиям, бизнес-реалиям, бизнес-моделям самой кредитной организации.

На начало 2016 года в службах внутреннего контроля и аудита кредитных организаций работали 12,5 тыс. человек – это около 1,5% общей численности служащих кредитных организаций. То есть мы видим, что большое количество людей занято в этой сфере.

Но не все безоблачно. Есть ряд проблем, которые не позволяют с полной уверенностью утверждать, что институт внутреннего аудита работает в полной мере.

Можно выделить следующие основные проблемы внутреннего аудита:

  • взаимодействие служб внутреннего аудита с менеджментом банка часто носит весьма формальный характер;
  • низкий контроль качества. Большинство подразделений не имеет внутренних документов, регламентирующих оценку качества их работы. Менее трети подразделений служб внутреннего аудита проходят внешнюю оценку деятельности;
  •  недостаточная квалификация кадров служб внутреннего аудита в кредитных организациях.

Банк России продолжит совершенствовать и развивать систему внутреннего контроля и аудита.

Наши приоритеты в этой сфере для того, чтобы отреагировать на эти проблемы, заключаются в следующем:

  • на наш взгляд, необходима разработка единых подходов к проведению процедур внутреннего контроля, в том числе риск-ориентированного планирования, стресс-тестирования;
  •  выработка процедур внутреннего контроля, регламентирующих организацию работы по управлению основными рисками. Здесь нужны общие подходы;
  • также нужны общие подходы к процедурам и требованиям подготовки рекомендаций по результатам проверок со стороны служб внутреннего контроля и аудита мероприятий;
  • выработка единых подходов к контролю за устранением выявленных внутренним аудитом нарушений;
  • улучшение качества взаимодействия внутреннего аудита с собственниками и менеджментом финансовых организаций;
  • а также повышение компетенций аудиторов и совершенствование аттестации сотрудников служб внутреннего аудита.

Банк России работает над созданием унифицированной системы национальных стандартов в области внутреннего аудита для финансового сектора для кредитных организаций, а также некредитных финансовых организаций, которые были бы основаны на применении лучших международных практик.

Теперь несколько слов о внешнем аудите на финансовом рынке.

К сожалению, нередки случаи, когда аудиторские организации выражают в своем заключении безоговорочно положительное мнение о достоверности отчетности кредитных организаций, у которых впоследствии Банк России вынужден отзывать лицензию, в том числе и по причине существенной недостоверности предоставляемой отчетности.

Проблема эта многолетняя, и не является чисто российским феноменом. Я напомню хотя бы историю с аудиторами «Артур Андерсен» и американской компанией «Энрон». После громкого банкротства «Энрона» выяснилось, что компания с подачи своего аудитора применяла творческий подход к составлению финансовой отчетности. Случай с «Энрон» поставил под сомнение доверие к отчетности тысяч американских публичных обществ, банков, страховых компаний, финансовых институтов, в той или иной форме привлекающих средства на финансовом рынке. В результате был принят Закон Сарбейнса – Оксли, который установил жесткие требования к аудиторам, что позволило восстановить доверие и сохранить первенство американского рынка капитала, как мы это видим. Потому что жесткость требований к аудиторам – это необходимая часть доверия к рынку капитала. Скептики говорили о росте издержек компаний на обеспечение качества и полноты отчетности в такой степени, что рынок покинет США и переместится в другие финансовые центры, где требования не такие жесткие. Однако этого не произошло – наоборот, другие финансовые центры последовали примеру Соединенных Штатов и ужесточили требования к раскрываемой отчетности и порядку ее аудита.

Российский финансовый рынок – не исключение и также нуждается в росте качества аудиторских услуг.

О масштабе проблем недостоверности отчетности в финансовом секторе говорят несколько цифр. Я их приведу. За период с 2013 года были отозваны лицензии у 291 кредитной организации, и у большинства из них в той или иной мере присутствовали факты недостоверной отчетности. У 205 кредитных организаций, признанных арбитражными судами банкротами с 2013 по2016 год, реальная стоимость активов, по оценкам временных администраций, составила лишь 40% от величины активов по отчетности этих банков.

Серьезную помощь в решении проблемы недостоверности банковской отчетности могли бы оказать аудиторские организации. Но, к сожалению, участились случаи, когда эти организации не оправдывают ожидания участников финансового рынка и регулятора. Нередки случаи, когда аудиторские организации действительно выражают в аудиторском заключении безоговорочно положительное мнение о достоверности отчетности кредитных организаций. Из упомянутых 205 кредитных организаций-банкротов 182, то есть около 90%, получили немодифицированные аудиторские заключения. В 2016 году лицензии были отозваны у 77 кредитных организаций, здесь 58 из них уже признаны банкротами, и у 52 из них, тоже 89,7%, почти 90%, имелись аудиторские заключения о достоверности годовой отчетности.

Аналогичная ситуация складывается на рынке аудита некредитных финансовых организаций. Например, в 2016 году были отозваны лицензии у 17 негосударственных пенсионных фондов, и 8 из них имели немодифицированное аудиторское заключение о достоверности годовой отчетности.

В этой ситуации, конечно, сложно рассматривать мнение аудитора как поддерживающий рыночную дисциплину инструмент, позволяющий участникам финансового рынка иметь уверенность в достоверности отчетности финансовых организаций.

Я понимаю, что здесь нельзя полностью возложить вину только лишь на аудиторов, поскольку они анализируют отчетность, которая предоставлена, так аудиторы нам и говорят. А она часто сфальсифицирована, это не всегда легко выявить. Но с другой стороны, способность выявить искажения отчетности – это вопрос квалификации аудиторов, которая, к сожалению, может оказаться недостаточной. И, на наш взгляд, это системная проблема.

На наш взгляд, повышенные требования должны предъявляться не только к аудиту финансовых организаций, но и к качеству аудиторских услуг, предоставляемых публичным акционерным обществам и организациям, ценные бумаги которых допущены к торгам. Деятельность публичных компаний затрагивает интересы широкого круга инвесторов, в конечном итоге влияет на инвестиционный климат.

В отношении публичных компаний требуется не только расширение предмета аудиторской проверки в части соблюдения обязательных нормативов, оценки систем внутреннего контроля и управления рисками, оценки соответствия деятельности утвержденной стратегии и т.д., но и гораздо более широкий охват аудиторскими услугами.

Таким образом, сегодня в нашей стране независимый аудит бухгалтерской отчетности не является тем мощным инструментом выстраивания цивилизованных и эффективных рыночных отношений, каким он признан в развитых странах.

Мы видим, к сожалению, что ситуация усугубляется и происходящим в последнее время сокращением рынка аудиторских услуг, падает престиж профессии, сокращается количество аудиторских организаций и аттестованных аудиторов. Только за пять лет количество аудиторских организаций и индивидуальных аудиторов уменьшилось более чем на 15%, и из профессии ушла практически пятая часть аттестованных аудиторов, поэтому на это тоже надо обратить внимание.

К сожалению, мы видим, что на рынке складываются и условия для монополизации отдельными компаниями сферы. Существующий разрыв доходности создает преимущество для крупнейших аудиторских организаций, и это не всегда способствует равноценной, равноправной конкуренции на рынке.

Практически не используется предусмотренный законом «Об аудиторской деятельности» механизм признания аудиторских заключений в судебном порядке заведомо ложными.

Множественность саморегулируемых организаций на рынке привела к конкуренции между ними. Вроде бы все хорошо, конкуренция, но мы видим, что в качестве конкурентного оружия саморегулируемые организации применяют худшую стратегию – минимальную требовательность к результатам, в результате чего на рынок попало огромное количество недобросовестных, а иногда и неграмотных аудиторов.

Поэтому, и конкурсные механизмы аудиторов работают не всегда хорошо. Негативной практикой стало то, что конкурсы на проведение внешнего аудита проводятся часто исполнительными органами, а не советами директоров, и не включаются советы директоров, комитеты совета по аудиту. Это приводит к реальному конфликту интересов при проведении аудита.

В течение нескольких лет мы совместно с Минфином ведем работу по совершенствованию регулирования аудита. В 2014 году были установлены дополнительные требования к независимости аудиторских организаций, в 2015 году расширено содержание аудиторского заключения по отчетности кредитных организаций, в том числе и необходимость выдавать заключение о выполнении обязательных нормативов. Но, на наш взгляд, это только начало. Нам нужно серьезно подумать о повышении качества аудиторской отрасли и о повышении качества регулирования. На это, кстати, обращают внимание международные эксперты.

К сожалению должна сказать, что недавно миссия FSAP, которая анализировала состояние регулирования и надзора на финансовом рынке в целом в вопросах качества аудита, независимости и квалификации аудиторов, в этом году признала Россию не в полной мере соответствующей Основополагающим принципам эффективности банковского надзора Базельского комитета по банковскому надзору.

Какие нужны шаги по улучшению ситуации?

Во-первых, необходимо усилить контроль за внешними аудиторами финансовых организаций.

Во-вторых, необходимо введение специализации деятельности аудиторских организаций, работающих в разных секторах финансового рынка. Мы считаем, что Банку России необходимы полномочия по ведению реестра и контролю за качеством услуг аудиторских организаций и аудиторов, имеющих право работы на финрынке. То есть к этой работе должны быть допущены только прошедшие процедуру отбора аудиторы.

В-третьих, необходимо повышение требований к квалификации аудиторов и системе профессиональной подготовки, введение специализации аудиторов через дополнительное обучение и при повышении квалификации.

Также считаем, что нужно рассмотреть организации инфраструктуры финансового рынка, такие как организаторы торговли на рынке ценных бумаг, бюро кредитных историй. Должны быть эффективные механизмы взаимодействия по обмену информацией между Банком России и правительством для того, чтобы все это эффективно реализовывалось. И, на наш взгляд, требуются изменения и в законодательство об аудиторской деятельности.

И я надеюсь, что сегодняшняя конференция позволит уже в деталях обсудить направления совершенствования регулирования для того, чтобы мы могли не откладывая в долгий ящик предложить законодателю соответствующие изменения. Понимаем, что эта проблема является острой, болезненной, и осознается не только потребителями аудиторской информации, но и самими аудиторами. Понимаем, нередко аудитор становится заложником ситуации, когда, с одной стороны, он должен дать объективное заключение, которое соответствует высоким требованиям стандартов, а с другой стороны – проявлять так называемое «благоразумие», когда рынок сжимается, наличествует острая конкуренция, не всегда добросовестная. Но, на наш взгляд, от этих проблем нельзя отмахиваться, нужно повышать требования, создать все условия для того, чтобы на рынке конкурировали добросовестные аудиторские компании. Все – и инвесторы, и потребители информации, и регулятор – могли в полной мере полагаться на мнение аудитора как на независимое и профессиональное мнение.

Спасибо большое.

14.11.2016

Адрес: 107016, Москва, ул. Неглинная, 12

Телефон: (495) 771-91-00, факс: (495) 621-64-65

Контактная информация