Весь сайт
закрыть

Заявление Председателя Банка России Эльвиры Набиуллиной по итогам заседания Совета директоров 18 марта 2016 года

Сегодня Банк России принял решение сохранить ключевую ставку на уровне 11% годовых.

Почему мы приняли такое решение? Да, действительно, в феврале – начале марта внешние условия, ситуация в российской экономике и на финансовых рынках улучшилась. Цены на нефть подросли, инфляция снизилась, спад в экономике замедлился, рубль укрепился. Однако, по-прежнему сохраняется высокая неопределенность по дальнейшей динамике цен на нефть, других внешних условий, а также по устойчивости наблюдаемых в последнее время положительных тенденций в российской экономике.

В этой ситуации правильнее всего – не делать резких движений, чтобы потом не пришлось двигаться в противоположном направлении. Стабильность и разумная осторожность в денежно-кредитной политике – очень важны. Нам необходимо обеспечить надежную траекторию снижения инфляции к нашей цели 4% к концу 2017 г. Мы убеждены, что именно низкая инфляция – залог стабильности и низких процентных ставок в экономике. Чтобы процентные ставки устойчиво оставались низкими, сначала надо обеспечить устойчиво низкие темпы роста потребительских цен, добиться снижения высоких инфляционных ожиданий. И тогда, на этой основе мы будем иметь стабильно низкие процентные ставки. И для этого нужна последовательность и постепенность в процентной политике центрального банка. Поэтому для достижения цели по инфляции Банк России может проводить умеренно-жесткую денежно-кредитную политику в течение более продолжительного времени, чем предполагалось ранее.

Теперь о факторах, которые принимались во внимание Банком России при принятии решения о ключевой ставке. Во-первых, это изменение внешних условий, особенно цен на нефть, риски для нефтяных цен и мировой экономики в целом. Во-вторых, инфляционная динамика и риски для инфляции. В-третьих, экономическая динамика. В-четвертых, риски, связанные с бюджетом.

Остановлюсь на этих темах более подробно.

Внешние условия

Мы пересмотрели базовый сценарий и теперь исходим из того, что средняя цена на российскую нефть Юралс составит 30 долларов США за баррель в 2016 году. Затем она постепенно повысится до 40 долларов США за баррель к 2018 году.

В последние недели мы видим небольшое восстановление цен на нефть, но насколько оно устойчиво? Восстановление цен, скорее, связано с рыночными ожиданиями изменения цен в будущем, чем с реальными изменениями на нефтяном рынке. На мировом рынке нефти сохраняется избыток предложения и рекордный уровень запасов. Это говорит о рисках для нефтяных цен.

Цены на нефть труднопрогнозируемы. Банк России исходит из консервативных оценок, чтобы быть готовым к любому развитию событий на нефтяном рынке.

Для Банка России также важно то, что сохраняется высокая неопределенность относительно перспектив роста мировой экономики. Центральные банки большинства развитых стран продолжают проводить мягкую политику, борясь с угрозой дефляции. Однако финансовые рынки ставят под сомнение эффективность мягкой монетарной политики в существующих условиях. В результате волатильность на мировых финансовых рынках остается высокой.

Инфляция

По последним данным, на 14 марта, годовая инфляция составила 7,9%. В феврале-марте она снижалась несколько быстрее, чем мы ожидали в январе этого года. (Мы ожидали 8-9% на конец I квартала). А год назад, напомню, мы давали прогноз около 9% на март 2016 года. Среднесуточный прирост цен в марте находится на минимальном уровне за этот год. Такая динамика определяется рядом причин.

Первое. Нарастают ограничения со стороны спроса. Инфляцию сдерживает слабая динамика потребления в условиях умеренно жесткой денежно-кредитной и консервативной бюджетной политики. Темпы роста номинальных зарплат – и в государственном, и в частном секторе – находятся на исторических минимумах. Кроме того, снижается давление на отпускные цены со стороны затрат производителей на оплату труда. Ухудшение внешних условий оказывает дополнительное негативное влияние на внутренний спрос.

Сокращение доли импорта в потреблении снижает отклик внутренних цен на колебания курса. Доля импортных товаров в розничном товарообороте по итогам 2015 года снизилась до 38%, с около 44% в 2012-2013 годах. Имеет значение и реакция населения: даже при существенном ослаблении рубля в декабре-январе не было всплесков спроса на потребительском рынке. В результате эффект переноса курсовой динамики на инфляцию продолжает плавно снижаться, сейчас он составляет порядка 0,15-0,2. И это второй фактор, который позитивно влияет на инфляционные процессы.

Третье: сохраняется тренд на снижение мировых цен на продовольствие. Это положительно влияет на продовольственные импортные цены и на издержки в пищевой промышленности. В результате годовые темпы роста продовольственных цен в России в феврале оказались ниже, чем темпы роста цен на непродовольственные товары и на услуги. Падение мировых цен на топливо тоже вносит определенный вклад в снижение производственных затрат.

По нашему прогнозу, инфляция продолжит снижаться. Это будет происходить, прежде всего, под действием тех факторов, которые я назвала: низкий спрос, проводимая денежно-кредитная политика, умеренное влияние курса, снижение внешних цен.

Речь идёт об уменьшении месячной, квартальной инфляции. Годовые темпы роста цен могут немного подрасти в середине года, но это будет связано с эффектом базы прошлого года. Это чисто статистический эффект. Во второй половине года, по нашему прогнозу, при отсутствии новых шоков возобновится снижение годовой инфляции. Несколько повлияет на цены в 2016 году повышение акцизов, в первую очередь на топливо. Но вклад будет небольшим: около 0,5 процентного пункта в годовую инфляцию, с учетом всех эффектов. По нашему базовому прогнозу к марту следующего года годовая инфляция составит менее 6% и снизится до целевого уровня 4% в конце 2017 года.

Риски для инфляции

Однако нужно отметить, что риски для инфляции – риски того, что она может перестать снижаться или будет медленнее снижаться к цели, – по-прежнему высоки. Основные источники рисков следующие:

Первое. Нестабильность нефтяного рынка. Об этом я уже говорила.

Второе. Риск сохранения повышенных инфляционных ожиданий. Их снижение возобновилось, но они остаются высокими. Очень важно, чтобы тенденция к снижению ожиданий не только закрепилась, но и усилилась. Прежде всего, этому должно способствовать замедление фактической инфляции, но вопрос доверия к проводимой Банком России денежно-кредитной политике тоже чрезвычайно важен. Так, нас беспокоят повышенные инфляционные ожидания профессиональных аналитиков, экономистов.

Третье. Неопределенность в отношении отдельных параметров бюджетной политики, в частности, по вопросу дополнительной индексации пенсий и зарплат. Этот источник рисков, возможно, - наиболее важный. Сбалансированная бюджетная политика имеет большое значение для экономики. С учетом изменившихся внешних условий необходимо ограничение роста дефицита и расходов бюджета. Здесь нужна понятная среднесрочная стратегия выхода на сбалансированные бюджетные параметры, чтобы все участники экономики ясно понимали, каким будет дефицит бюджета на горизонте трех лет, за счет чего он будет финансироваться. Последовательная и ответственная бюджетная политика – это залог выхода на устойчивое развитие экономики, а также важное условие снижения инфляции и рисков для финансовой стабильности. Анализ показывает, что, при прочих равных условиях, более консервативная бюджетная политика позволяет проводить более мягкую денежно-кредитную политику, и наоборот.

Четвертое. Возможный разворот динамики мировых продовольственных цен в сторону роста. Это тоже может отрицательно сказаться на динамике годовой и месячной инфляции в России. Как обычно в это время года сохраняется неопределенность и относительно российского урожая, который также может повлиять на цены в 2016 году.

Все эти риски мы учитываем при принятии решения по ключевой ставке.

Экономика

Динамика экономической активности в начале года была несколько лучше, чем можно было ожидать при таком ухудшении внешних условий. Годовые темпы падения потребления и инвестиций замедляются. Безработица остается невысокой. Годовые темпы промышленного производства в феврале вышли в положительную область, хотя пока рано делать выводы о начале устойчивой тенденции.

Мы видим, что экономика достаточно быстро адаптируется к новой реальности. Здесь играют роль те положительные тенденции, которые наметились в прошлом году. Плавающий валютный курс смягчает воздействие внешних шоков. Ослабление рубля привело к росту конкурентоспособности, что оказывает поддержку таким отраслям как сельское хозяйство, пищевая, химическая и добывающая промышленность. Наметились точки роста в отраслях, ориентированных на импортозамещение и экспорт, в том числе несырьевой. Кроме того, если говорить о структуре экономики в целом, мы видим, что несколько лучше чувствуют себя так называемые торгуемые сектора (то есть такие, продукция которых может ввозиться и вывозиться, продаваться на внешних рынках), по сравнению с неторгуемыми (к которым относятся, например, торговля, строительство).

Подстройка экономики к низкому уровню цен на экспортные товары еще не закончена. По прогнозу Банка России, в 2016 году спад в экономике замедлится.

Снижение структурного дефицита ликвидности

При принятии решения о ключевой ставки Банк России также учитывает динамику процентных ставок в экономике и изменение ситуации с рублевой ликвидностью.

В ближайшей перспективе возможен постепенный переход от дефицита к профициту ликвидности банковского сектора. Это может произойти уже в 2016 году. Профицит ликвидности – это такая ситуация, когда спрос банков на размещение средств в центральном банке выше, чем их спрос на рефинансирование. Основной фактор перехода – поступление ликвидности по бюджетному каналу. Оно происходит за счет превышения расходов бюджета над его доходами, финансируемого в основном за счет средств Резервного фонда.

В процессе перехода к профициту ставки денежного рынка могут немного смещаться в коридоре ставок по операциям Банка России – из его верхней части в нижнюю. Кроме того, в ситуации профицита ликвидности ставка центрального банка становится ориентиром скорее для ставок по размещению, а не по заимствованию средств банками. В результате может происходить некоторое смягчение денежно-кредитных условий даже при неизменной ключевой ставке. Мы продолжим внимательно анализировать ситуацию с ликвидностью и будем учитывать это при принятии решений по ключевой ставке.

В то же время, хочу отметить, что мы сейчас имеем такую систему инструментов, которая позволяет эффективно управлять ставками как при дефиците, так и при профиците ликвидности. Мы можем использовать депозитные аукционы. Благодаря этому, ключевая ставка останется «якорем» для ставок денежного рынка и для всех ставок в экономике и после возникновения структурного профицита. Кроме того, мы можем использовать ряд дополнительных мер, чтобы снизить профицит ликвидности или замедлить переход к нему.

Теперь о новом прогнозе и сценариях.

Мы пересмотрели наш базовый и рисковый сценарий с различными ценами на нефть. В обоих сценариях мы понизили прогноз нефтяных цен. В новом базовом сценарии предполагается их очень медленное восстановление с 30 долларов за баррель в среднем в 2016 году до 40 долларов за баррель в 2018 году. Этот сценарий близок к декабрьскому рисковому. Однако прогноз по основным показателям базового сценария несколько лучше, чем был в том сценарии, с учетом более благоприятной динамики экономики и инфляции, которую мы наблюдаем сейчас. Мы ожидаем снижения ВВП на 1,3-1,5% в 2016 году и близкие к нулю темпы прироста в 2017 году. В 2018 году годовой темп прироста ВВП будет положительным. Постепенному восстановлению экономической активности будет способствовать дальнейшее развитие процессов импортозамещения и расширения несырьевого экспорта.

Мы подготовили и более негативный сценарий, в котором цены на нефть продолжат снижаться и закрепятся на более низком уровне на достаточно продолжительное время (25 долларов США за баррель в течение всего трехлетнего периода). В этом случае падение ВВП в 2016 году составит 2-3%. Инфляция будет выше, чем в базовом сценарии, и по итогам 2016 года превысит 7%. Вероятность такого сценария мы пока оцениваем как низкую.

Заключительные комментарии

В заключение остановлюсь ещё на нескольких моментах в нашем прогнозе.

Немного о платежном балансе. Сколько-нибудь значимых рисков, связанных с состоянием платежного баланса, мы не видим. По нашим оценкам, во всех сценариях выплаты по внешнему долгу будут проходить достаточно спокойно. Поступления от экспорта и сальдо текущего счета, конечно, снизятся в условиях более низких цен на нефть: в базовом прогнозе до 40 млрд долларов США в 2016 году (или 4,1% ВВП). В дальнейшем они будут плавно увеличиваться – до около 50 млрд долларов в 2018 году (или 4,1% ВВП). Но при этом мы не увидим высокого оттока капитала. В базовом сценарии он составит порядка 40 млрд долларов США в 2016 году, затем лишь немного увеличится. В результате мы не ожидаем сколько-либо существенного изменения международных резервов Банка России. В рисковом сценарии снижение экспорта будет сильнее, но и отток капитала немного меньше, чем в базовом сценарии. Это произойдет из-за сокращения спроса на иностранные активы. Однако коррекция по текущему счету в этом сценарии будет больше, чем по финансовому. В результате, в этом сценарии мы допускаем возможный рост валютного рефинансирования со стороны Банка России.

В целом, по нашим оценкам, в среднесрочной перспективе российская экономика сможет адаптироваться к изменению внешних условий, даже если оно будет более существенным. В любом из наших сценариев, на горизонте трех лет экономика выходит на положительные темпы роста ВВП, а инфляция – на целевой уровень 4%.

18.03.2016

Адрес: 107016, Москва, ул. Неглинная, 12

Телефон: (495) 771-91-00, факс: (495) 621-64-65

Контактная информация